Секретариат:
+7(495) 782-34-43
Приемная комиссия:
+7(495) 933-26-83
+7(499) 249-20-00
ПОДАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ
НА ПОСТУПЛЕНИЕ
ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ
x
x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

Написать письмо
x
x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

ПОДПИСАТЬСЯ НА
РАССЫЛКУ
x

Социальное восприятие и духовно-нравственное здоровье личности

Социальное восприятие и духовно-нравственное здоровье личности

В данной статье мы коснемся ряда важных вопросов, связанных с поиском новых методологических оснований психологической науки, теоретически значимых, прежде всего, в таких ее областях как социальная психология и психология личности *. Название статьи прямо показывает это. Связь данных направлений современной психологии с проблематикой современной педагогики представляется нам очевидной.

 * Обоснование и раскрытие всех положений данной статьи см. в приведенных работах автора.  

Изучение восприятия человеком социальной реальности является, несомненно, актуальнейшей проблемой психологической науки. Достаточно указать на то, что возникающие во внутреннем мире человека образы, в роли регулятора его поведения влияя на происходящее, формируют будущее. Особо интересный предмет исследования – представления людей о скрытых тенденциях в жизни человечества, о духовной сущности планетарных процессов. Необходимо изучать и то, насколько человек осознает манипуляцию своим внутренним миром со стороны внешней информации, в частности, в контексте информационно-психологической войны, ведущейся против нашей страны (в том числе через систему отечественного образования). Насколько человек в этой связи признает проблему искажений своих представлений о мире, о людях, о самом себе?

Любой образ – субъективен, пристрастен. Важно искать то, что способно уменьшить искажения наших представлений о мире (и в психологии и в педагогике). Поэтому об искажениях социального восприятия, его аморфности, зависимости от навязываемых оценок, образов, стереотипов и т.п. говорить сегодня более чем нужно.

Главное условие для этого мы усматриваем в активном стремления человека к нравственному здоровью. Восприятие действительности все более утрачивает именно нравственные критерии. В нравственном состоянии человека и общества заключается и основной источник планетарного кризиса. И это надо понимать. Люди все более отходят от норм морали, от соблюдения духовных законов. Эти апостасийные тенденции в мире легко почувствовать через сопоставление, например, с Заповедями Божьими, в которых эти законы воплощены.  

Мы исходим из того, что отечественное образование должно особенно заботиться о духовно-нравственном здоровье людей, о формировании у человека на этой основе стремления к максимально адекватному восприятию действительности.

Современная психология должна помогать педагогике. Но возникает вопрос – достаточно ли в психологии знания о духовном начале в человеке? Ведь психология, по сути, только начинает поворачиваться к этой области от своей (если так можно выразиться) «придушенности» материализмом. Поэтому психологической науке следует обратиться к тому, что известно о сфере Духа другим формам познания. Прежде всего, следовало бы полагаться на резервы, которые несет в себе отечественная религиозная традиция – Православие.

В Институте психологии РАН изучение данной традиции является плановой НИР. В ее рамках поставлена задача формирования системы психологического знания, ориентированного на привлечение православно-христианского наследия, на соотнесение святоотеческого и научного подходов.

Для темы данного доклада полезны святоотеческие знания о процессе духовного совершенствования человека, о «мире его страстей», об искажениях в познании духовных смыслов. В частности, значим принцип, увязывающий познание мира и нравственный уровень познающего – «чистые сердцем Бога узрят».

Что необходимо учитывать в изучении нравственности при опоре на святоотеческое наследие? Прежде всего – онтологические основания нравственности, связь этих оснований с метафизическими характеристиками человеческого бытия.

 Во-первых, следует признать нравственные законы как объективно существующие духовные законы мироздания, воплощенные в Заповедях, данных человечеству Творцом. Надо отметить, что религиозное чувство всегда говорило человеку (в той или иной форме и мере, с различными искажениями) о неких «правилах мироздания», которые он не может нарушать безнаказанно.

Нравственный закон как символ, как отражение метафизических Законов Духа, как «божественное повеление» человеку, не сводится к представлениям о культуро-детерминированных нормах морали – этих искаженных отголосках Нравственного Закона. А уж тем более нравственность несводима к различным формам корпоративной этики. Но подмены в понимании предмета существуют, даже в науке (не говоря о здравом смысле). И в этом заключена трудность в изучении нравственного здоровья и в психологической науке и в педагогике.

Следует подчеркнуть, что Законы Духа не изменяются вслед за нравственной деградацией человечества (они не «эволюционируют» вслед за техническим прогрессом). Святые отцы подчеркивают, что Высший Законодатель долготерпит и милосердствует к людям, уходящим от Него. Но не надо забывать, что итог ухода человечества от Заповедей описан в Откровении апостола Иоанна Богослова.

Существование духовных законов, однако, сегодня поставлено под сомнение. В какой мере надо соблюдать непрописанное юридически, а тем более мешающее свободе? – вопрошает человек.

И этот вопрос помогает нам указать на второе положение – важность для научного человекознания понятия греха. В психологическом плане грех есть нарушение человеком иерархии составляющих его структур – на высшее место выходит «плотское» начало, «низшее я» человека. Духовное в нем задавлено. Но именно с таким «перевернутым человеком» и имеет дело современная психология и педагогика.

Как явление же метафизическое, грех – это отступление человека от своей истинной природы и предназначения. Грех – это сохранение своего «искаженного состояния»: человек, который призван «ходить в свете», пребывает «во мгле» (как пишет об этом наш выдающийся философ И.А. Ильин).

Третий момент - познание онтологии нравственного начала неотделимо от проблемы добра и зла, которая не решается на основе манихейских и оккультных «перепевов» идеи полярностей/противоположностей (например, диакосмезы Гераклита). Христианство подчеркивает: зло не имеет источника в Божественном бытии. Зло является нарушением духовных законов Вселенной созданными Творцом существами – ангельскими силами и человеком. Но в нашем апостасийном мире зло существует реально, как отрицательный метафизический фактор человеческого бытия ибо есть нарушители духовных законов мироздания и, соответственно, носители «темных сил».

При изучении вопросов адекватности социального восприятия, особенно его духовных аспектов важны святоотеческие предостережения о маскировке «темных сил» под «силы света». Зло старается подчеркнуть свою относительность, или даже представить себя как средство, помогающее достигать «светлые цели».

Четвертый момент - проблема совести. Как поразительно мало внимания уделяется наукой этой представленности в человеке духовных законов мироздания! Осмысление нравственного здоровья должно учитывать, что совесть искажена неправильными представлениями о добре и зле, нарушением Нравственного Закона. В результате, «совесть усыпляется» и даже «сжигается» (о чем мы читаем в Первом Послании Апостола Павла Тимофею - 4:2).

Сложной проблемой, которую нельзя не упомянуть, говоря об усыплении совести, является связь «голоса совести» с религиозной принадлежностью. Что делать с тем фактом, что допускаются убийство «неверных», не признается человеческое достоинство представителей иной религиозной и этнической принадлежности!? При подобных представлениях людей «угрызений совести» может не чувствоваться.

Пятый момент предполагает осознание сущности любви, – как проявления Вселенского онтологического единства всего сущего. Любовь – это высшая духовность ценность. В нее нельзя играть, имитировать ее наличие, тем более осквернять известными терминологическими подменами, покрывающими блуд и разврат.

Продолжая тему поиска духовно-онтологических оснований нравственного здоровья, вернемся к проблеме изучения социального восприятия.

При изучении представлений людей о духовно-нравственной сфере, следует четко видеть, как люди теряют опору в национально-культурном опыте. Многие чувствуют – и новую «наднациональную» зловещую систему ценностей, и выползающую из инфернальных глубин архаику неоязычества. Как в театре абсурда грех подается как «добродетель», традиционно понимаемое зло становится «добром» и, наоборот. Более того, зло изобретает свое представление о «добре» (криминальные сериалы показывают это).

Образы сочетания «нового варварства» с «техническим прогрессом человечества» задают и одновременно маскируют основной нравственный выбор людей: свобода для страстей или свобода от них.

Социальное восприятие должно видеть неоязыческую псевдо-ориентализацию мира, различать формы анти-христианства, независимо от того, будем ли мы понимать приставку анти- в смысле «противо», или (что более коварно), «вместо» – поскольку в последнем случае мы выходим на тему духовных подмен.

Социальному восприятию надо раскрывать нравственно-деструктивную роль философии постмодернизма – этого переходного мировоззрения на пути к идеологии «нового миропорядка». Люди должны понимать, что последняя будет жестко предъявлена человечеству в случае победы мондиализма. Постмодернизм задает свободу от Нравственного закона и нравственного идеала. Все оценки действительности «управляемо хаотизируются». И мы видим, как абсурд становится равноправным логике. Поэтому стоит ли удивляться, что планетарное безумие растет.

Социальное восприятие должно вскрывать роль массовой культуры, питающейся пошлостью, отрицающей христианские ценности, лишающей человека опоры даже на эстетические категории (ибо все они условны). Люди должны также видеть порочный круг: массовое искусство отражает многоликую похоть, и предлагает резонирующий ей продукт. Душа принимает предложение и потребляет его, усиливая греховные состояния.

Особая тема – подмены религиозного опыта. Даже в традиционных религиях. Надо учиться видеть, например, что православная молитва, в принципе, не может «облегчаться» «христианской йогой», приемами неопятидесятничества, другими психотехниками.

Отметим другие классы представлений людей о происходящем (и грядущем), относительно которых искажения социального восприятия не способствует развитию личности и ее нравственному здоровью.

Социальное восприятие должно видеть борьбу тенденции к планетарной интеграции и тенденции к сохранению культуро-исторических реальностей. Причем надо видеть как естественную составляющую данного взаимодействия, так и «подпитку» через социально-политическое проектирование. В построение нового мироустройства вовлечены колоссальные средства. Поэтому происходящее не является процессом неизбежным и естественным – идея, которую навязывают человечеству, и, к сожалению, достаточно успешно.

Для раскрытия проблемы, уточнения вопросов с ней связанных, важна связка понятий, выражающих положительные интеграционные стремления людей, и терминов, отражающих несогласие человека с заявленными формами объединения человечества под флагом однополярного мира. В частности, термин глобализм – отражает понимание людей существования конкретного проекта по претворению в жизнь мировидения его участников. Восприятие глобализма как войны против традиционных национально-цивилизационных структур обосновано, и должно учитываться. Многоликий антиглобализм с духовно-нравственной и психологической точек зрения является протестом против предчувствуемого шока от «новой тоталитарности». Действительно, в рекламе, в СМИ мы видим навязчивые образы «будущего счастливого человечества», хотя под «счастливчиками» почти уже нескрываемо подразумевается «золотой миллиард». Надо, чтобы картинки «счастливой жизни» не усыпили распознавание возникающего «нового апартеида» и «новых форм рабства человека».

В образах мировой политики требуется, поэтому, исследование представлений людей о реальном политическом суверенитете государств (насколько субъектность наций не является лишь элементом «глобального спектакля»), о геополитических центрах силы, включая «теневые», об оппозиции «стран золотого миллиарда» и так называемых «стран-изгоев», о «демократии» и «защите прав человека» как «дымовой завесы» для нового мироустройства.

В представлениях о мировой экономике следует выделить темы защиты национальных ресурсы и о судьбах экономически «нерентабельного» населения.

Интересны образы «сетевых сообществ». Сегодня недооцениваются психологические и нравственно-духовные проблемы человека в «обществе Сети». Но такое общество способно породить неизвестные последствия. Сеть позволяет, например, осуществлять честолюбивые проекты, наслаждаться новыми, анонимными, формами влияния на мир. В Сети создаются и особые условия для компенсации разнообразных глубинно-психологических комплексов людей. Любой проект «теневого сетевого сообщества» способен порождать «собственный терроризм». Сеть предполагает новые формы социального управления, итог которого уже получил меткое название «компьютерного концлагеря». В то же время люди все же недостаточно ясно представляют опасности «кибер-тоталитаризма» на основе новых информационных технологий, а тем более опасности собственной «киборгизации».

Важнейшая тема – субъекты политического проектирования. Представления людей о «закулисном» уровне планетарной регуляции подводят нас к теме образов транснациональной элиты, воплощающей свой проект видения будущего мира.

Исходя из закономерностей образной сферы человека ясно, что образы «элитарной глобальной иерархии» в головах «сильных мира сего» уже сами по себе влияют на мир. Образ неотрывен от своей регулирующей функции.

Отметим класс представлений о планетарных угрозах. Конкуренция «проектов мировидения» на фоне форм сопротивлений им способна породить различное будущее человечества. Поэтому значимо изучение адекватности его образов относительно и «искренних социальных утопий», и «апокалиптических ожиданий».

Особо подчеркнем, что усиливающаяся хаотизация жизни на планете облегчает воздействие отрицательных метафизических сил – т.е. сил зла.

Актуальность темы представлений об угрозах сегодня резко возросла. Разрушается сложившаяся в последние десятилетия система ценностей, основанная на идее потребительства, как критерия качества жизни. Ухудшение материального благосостояния вызывает психотические реакции – тревогу, депрессию, страх. Это может быть использовано в информационно-психологической войне против нашей страны, в частности, в плане усиления влияния духовных воздействий (тоталитарных сект, оккультных влияний и т.п.). Гражданам России должна быть предложена антикризисная система установок, укорененная в нравственно-духовных ценностях, прежде всего, православных, выражающих российскую ментальность на глубинном уровне, основанная на воспитании здорового патриотизма, помогающего человеку сопротивляться манипуляции его внутренним миром.

Великое подспорье – наследие И.А. Ильина, раскрывающее становление национального самосознания народа, духовные основы нравственно-патриотического самоопределения личности.

Столь же великой помощью является наследие славянофилов.

И последнее, важное для раскрытия взаимоотношения тематики социального восприятия и нравственного здоровья.

Свт. Николай Сербский, современные представители Православной Церкви (например, патриарх Кирилл) напоминают, что слово «кризис» – греческое, и означает «суд», который предлагается понимать как «суд Божий». Это, действительно, помогает глубже осознавать, что современный планетарный кризис – результат апостасийных оснований цивилизации, ее духовно-нравственной коррозии.

В то же время будем уповать на Божественное попечение о нас, на наше знание, что Россия – Дом Пресвятой Богородицы.

Литература

  1. Гостев А.А. Психология вторичного образа. М., ИПРАН, 2007.
  2. Гостев А.А. Психология и метафизика образной сферы человека. М., ИПРАН, 2008.
  3. Гостев А.А. Эволюция сознания в разрешении глобальных конфликтов. М., 1993.

Статья перепечатана с сайта http://dusha-orthodox.ru