Секретариат:
+7(495) 782-34-43
Приемная комиссия:
+7(495) 933-26-83
+7(499) 249-20-00
ПОДАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ
НА ПОСТУПЛЕНИЕ
ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ
x
x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

Написать письмо
x

При заполнении формы регистрации я подтверждаю, что ввожу свои данные добровольно и ознакомился с политикой конфиденциальности и правилами обработки персональных данных

x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

ПОДПИСАТЬСЯ НА
РАССЫЛКУ

x

При заполнении формы регистрации я подтверждаю, что ввожу свои данные добровольно и ознакомился с политикой конфиденциальности и правилами обработки персональных данных

Роль рефлексивной культуры в процессе взаимодействия психотерапевта и клиента

Иванов Ф.Е., Лопатина Е.И.

Все учебные заведения по подготовке специалистов психологического профиля имеют своей целью вложение огромного багажа знаний. Перспективный в плане собственного развития и самосовершенствования новообразовавшийся психолог или психотерапевт многое запоминает, выстраивает собственную внутреннюю систему знания, которая помогает ему ориентироваться в столь большом объёме информации. Но мало что-либо знать, нужно ещё уметь всем этим вовремя воспользоваться, переключиться с одного на другое, что-то с чем-то соотнести и т.д. Всё сводится к тому, что успешность личностного и профессионального самосовершенствования целиком и полностью зависит от сознательности в управлении собственным развитием, от умения найти к самому себе подход, знать свои сильные и слабые стороны. Уметь замечать и анализировать свои эмоции, чувства и мысли, понимать себя, работать над собой, принять и, наконец, доверять самому себе — это те необходимые этапы развития, через которые должен проходить в течение жизни каждый человек.

«Осознавать» — значит развиваться, поддерживать в тонусе свой внутренний мир, как духовный, так и интеллектуальный, значит иметь силы, на то, чтобы преодолевать жизненные трудности. Осознание выступает одновременно и целью, и условием, и результатом. Но каков его механизм действия, какова глубина? Какие личностные особенности влияют на его протекание?

Рефлексивная культура является основополагающим фактором, регулирующим психическую активность личности, обеспечивающим возможность её саморегуляции и перераспределения различных внутренних ресурсов. Процесс взаимодействия психотерапевта и клиента — это постоянная рефлексия самой ситуации «здесь и теперь», складывающихся вокруг неё отношений, рефлексия своих и чужих мыслей, чувств и состояний и т.д. В зависимости от того, насколько широк у психолога или психотерапевта «диапазон действия» рефлексивной культуры, т.е. её глубина, зависит весь сеанс терапии. Рассмотрим эту ситуацию более подробно.

Рефлексивная культура — это целостная динамическая система отражения человеком смысловых продуктов различных видов рефлексий. Говоря о «целостности», мы подразумеваем человека как духовное, ментальное и физическое единство в целом. Психотерапевт (глазами пришедшего к нему на приём человека) должен не только казаться гармоничной личностью, готовой разрешить многие внутренние коллизии (как свои, так и чужие), но и быть ею.

«Система отражения» в данном контексте понимается нами как способность личности конструировать смыслы, переводить синтаксис в семантику и наоборот. Выдающийся французский математик Жак Адамар в своей работе «Исследования психологии процессов изобретательства в области математики» опровергал тезис, согласно которому вербализация необходима нам для формирования мысли. Соглашаясь с опровержением этого тезиса, Альберт Эйнштейн в своём письме к Адамару пишет:

«Слова или язык, как в устной, так и в письменной форме, по-видимому, не играют никакой роли в механизме моего мышления. Психические сущности, которые, по-видимому, и являются составляющими элементами мысли — это определённые знаки и, более или менее, отчётливые образы, которые могут «произвольно» воспроизводиться и комбинироваться по собственному желанию… Общепринятые слова или другие знаки мне приходится подбирать только на второй стадии, когда упомянутые ассоциативные связи приобретают отчётливые очертания и могут быть воспроизведены по моей воле» (Пенроуз Р., стр. 362).

Перевод своих мыслей на язык слов зачастую претерпевает некоторые трудности. Главной причиной становятся нечёткие понимание и дифференциация собственного чувства, размытость выделения в нём какой-то основной доминанты, определяющей направленность всего нашего сознания, наших мыслей. Подбор адекватного термина, способного «означить» нашу мысль или состояние, становится лишь второй задачей. Выстраивание общего смыслового пространства в психотерапевтическом процессе предполагает умение психотерапевта изъясняться на языке своего клиента, т.е. максимально чётко доносить до сознания клиента свои собственные мысли, чувства и т.д. удобными для него (клиента) фразами, используя его речевые обороты. Психотерапевт должен вовремя почувствовать, на что сделать упор в своей речи для её более эффективной репрезентации в сознании клиента: на семантическую составляющую текста или на её внешнюю структуру, эффектность. Конечно, лучше всего задействовать обе особенности, но это подразумевает наличие хорошо развитой рефлексивности самого клиента.

Результатами или «смысловыми продуктами» могут быть дифференцированные образы различных подструктур своего или чужого «Я», осознанные мотивы своего или чужого поведения, адекватно подобранный и своевременно использованный алгоритм действий для решения той или иной ситуации и т.д. Следовательно, в зависимости от того, на что обращено внимание человека, мы говорим о видах рефлексии:

·    коммуникативная,

·    кооперативная,

·    синтетическая (экзистенциальная, культуральная),

·    интеллектуальная (экстенсивная, интенсивная, конструктивная),

·    личностная (ситуативная, ретроспективная, перспективная).

Если допустить, что целью рефлексии является понимание (представленное в виде осознания, осмысления или переживания), то процесс рефлексии сводится к тому, чтобы в случае какой-либо проблемно-конфликтной ситуации эффективно соотнести новые знания со своими представлениями о должном. Так или иначе, результатом понимания становится построение ментального или чувственного образа. «Гибкость» и динамичность развитой системы представления как раз и состоит в том, чтобы уметь синтезировать смысловые продукты различных видов рефлексий в единый целостный мыслеобраз. Адекватность синтеза становится тем успешнее, чем быстрее протекает скорость мысли. Одна из главных задач психотерапевта состоит в том, чтобы актуализировать у клиента механизмы рефлексии: осмысление, переосмысление и преобразование, т.е. помочь ему выйти за рамки своего обычного повседневного понимания.

Рефлексия как процесс переосмысления включает в себя 5 этапов:

1)    актуализация смысловых структур «Я» при вхождении субъекта в проблемно конфликтную ситуацию и при ее понимании;

2)    исчерпание этих актуализировавшихся смыслов при апробировании различных стереотипов опыта и шаблонных действий;

3)    их дискредитация вплоть до полного обессмысливания в контексте обнаруженных субъектом противоречий;

4)    инновация принципов конструктивного преодоления этих противоречий через осмысление целостным «Я» проблемно-конфликтной ситуации и самого себя в ней как бы заново — т.е. фаза «переосмысления»;

5)    реализация нового смысла (Степанов С.Ю., Семёнов И.Н., 1985).

Тем не менее, утверждать, что успешность психотерапевтического процесса зависит лишь от степени развитости рефлексивности специалиста, было бы неправильно. Для наглядности рассмотрим таблицу 1. В ней проанализированы наиболее важные, на наш взгляд, аспекты рефлексивной культуры, необходимые для обоих участников процесса.

Таблица 1. Рефлексивная культура психотерапевта и клиента.

Важность рефлексивной культуры?

Для психотерапевта

Для клиента

1.

возможность гибкого перехода (и последующей адекватной интерпретации) как минимум между шестью позициями, характеризующими взаимное отображение субъектов психотерапевтического процесса: (П — психотерапевт)

·                     возможность более глубокого погружения в свой внутренний мир;

·                     возможность найти, прочувствовать и актуализировать в себе скрытые ресурсы;

·                     возможность выстроить систему саморегуляции;

·                     сам П, каков он есть в действительности;

·                     П, каким он сам себя видит;

·                     П, каким он видится другому человеку;

·                     позиция № 1, но со стороны другого субъекта;

·                     позиция № 2, но со стороны другого субъекта;

·                     позиция № 3, но со стороны другого субъекта;

2.

возможность точно дифференцировать и затем вновь синтезировать смысловые продукты различных видов рефлексий в единый целостный мыслеобраз;

3.

возможность оказания разного рода воздействия, с целью донесения до клиента какой-либо информации, путём выделения в ней акцентов семантической или синтаксической части;

·                     извлечь больше смысла из сказанного терапевтом;

·                     пользоваться новым знанием/умением/навыком за пределами сеанса терапии;

4.

возможность тонкого лавирования между защитами клиента (и при этом отслеживания проявления своих собственных защит);

·                     понять действие своих неосознаваемых защитных механизмов, уловить момент (причину) их проявления;

5.

возможность представления потенциальных вариантов исхода событий, реакций клиента и т.д.

развитая рефлексивная культура определяет глубину и дифференцированность образной сферы, давая возможность пережить событие, извлечь опыт через представление его в образе.

Можно заключить, что процесс взаимодействия психотерапевта и клиента сводится к выстраиванию общего смыслового пространства, по которому психотерапевт осторожно водит своего клиента.

Вспомним знаменитую экранизацию повести «Пикник на обочине» Бориса и Аркадия Стругацких, поставленную Андреем Тарковским. В сущности, психотерапевт — это «Сталкер». Он осторожно продумывает каждый шаг в поисках «волшебной комнаты», показывающей сущность человека и, вместе с тем, исполняющей заветное выстраданное желание.

Чтобы добраться до этой комнаты и «Сталкеру» (психотерапевту), и идущему рядом с ним человеку нужно приложить много усилий, терпения и осторожности. Каждый раз Сталкер даёт направление движения, отклонятся от которого опасно. Саму «комнату» (причину проблемы) видно уже практически в самом начале пути, но дойти до неё напрямик, не приложив усилий для её достижения, не просчитав, а, скорее всего, не почувствовав нужного направления, нельзя. «Самый прямой путь не значит короткий: чем дальше, тем меньше риска».

«Зона — это сложная система ловушек: бывшие ловушки исчезают, появляются новые, безопасные места становятся непроходимыми, и путь делается то простым и лёгким, то запутывается до невозможности». Психотерапевтический процесс состоит в том, чтобы пробраться сквозь тернии неосознаваемых защитных механизмов (сквозь «Зону») и осознать проблему, побудившую её причину. Чем выше у психотерапевта рефлексивная культура, тем «тоньше» он поймёт или прочувствует чужую проблему, тем насыщеннее в плане переживаний он сможет организовать процесс взаимодействия, а главное, тем осознаннее его собственные защитные механизмы.

По рассуждениям Нэнси Мак-Вильямс, термин «защита», используемый в психоаналитической теории, во многих отношениях неудачен, поскольку то, что мы называем защитами у зрелых взрослых людей — это закономерные, адаптивные способы переживания мира (Мак-Вильямс Н., 2003). Основной целью психологической защиты является построение системы стабилизации личности. Благодаря своей динамичности она позволяет свести к минимуму (а зачастую и вовсе устранить) отрицательные эмоции, тревоги, угрызения совести, всё то, что, так или иначе, может привести к возникновению переживаний, образующихся сразу же после критического рассогласования картины мира с новой информацией. Такая выстроенная система барьеров обедняют работу фантазии, делая её «однобокой» и заключая её в рамки. Интуитивный канал получения знания так же попадает под ограничения, выражаясь в том, что, замечая какие-либо «знаки» свыше, человек начинает их наделять чем-либо, что лишний раз убеждает его в своей искажённой правоте. Он отказывается увидеть в них что-то хорошее, либо вообще пытается сразу забыть замеченное. Нельзя утверждать, что такие барьеры выполняют только отрицательную функцию. Они «конденсируют, фокусируют, собирают мысль, не позволяя ей чрезмерно растекаться…поэтому вопрос должен стоять не о снятии барьеров, а об их оптимальном расположении и допустимой высоте, с тем чтобы ограничить движение мысли по одним направлениям и освободить другие» (Грановская Р.М., Березная И.Я., 1991, стр. 104).

Приходя со своим вопросом или проблемой к психотерапевту, клиент «плавает» в своих защитных механизмах. Чем глубже он «погружается», тем искажённее первоначальная информация. Но, с другой стороны, тем адаптивнее к собственному внутреннему миру становится субъект.

В настоящее время принято выделять более 50 видов психологических защит. Проведённые нами исследования показали, что рефлексивная культура определяет гибкость, адекватность и зрелость защитных механизмов: высокоразвитая рефлексивная культура обеспечивает своевременность защитных реакций, вариабельность их проявления. Большинство авторов к зрелым механизмам относят такие, которые, допуская до сознания информацию, искажают её: интеллектуализацию, рационализацию, сублимацию, компенсацию. К незрелым — отрицание, регрессию, вытеснение, проекцию, т.е., те механизмы, основной задачей которых является защита сознания от попадания в него информации, расцениваемой личностью как травмирующая.

Но помимо положительного влияния высокоразвитой рефлексивности на проявление этих механизмов, существует не менее сильное отрицательное действие. Проявляется оно следующим образом: насколько разносторонне и глубоко личность может вникнуть в ту или иную проблему, умеет рассмотреть её в разных планах бытия и сферах жизни, настолько же разносторонне и глубоко она воспринимает всю её боль. Так же, как можно найти в себе массу источников, богатых ресурсами, так же можно ощутить всю горечь и истощение.

В зависимости от «положительной» или «отрицательной» направленности рефлексии, её диапазон действия позволяет, либо ощутить и возрадоваться всей прелести Жизни и всем её граням, либо (с не меньшей интенсивностью) погрузиться во мрак и отчаянную безнадёжность. Рефлексивность «помогает» не находить множество причин, а эмоционально и чувственно переживать их, в них погружаться. Рефлексия из «инструмента» превращается в «среду», в которой этот инструмент обычно работает, в своеобразную «камеру душевных пыток» личности. Работа психотерапевта должна быть направлена на то, чтобы, во-первых, показать преимущества иной системы отношений, а, во-вторых, помочь такой личности возродить в самой себе инструментальный подход к своим возможностям.

Таким образом, мы приходим к следующему определению: рефлексивная культура — это способность личности к произвольному представлению себя в различных психологических отношениях.

По мнению В.Н. Мясищева, психологические отношения человека в развитом виде — это целостная система индивидуальных, избирательных (проявляющихся в эмоционально-оценочном смысле), основанных на опыте сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности, выражающаяся в её действиях, реакциях и переживаниях, формирующихся в процессах деятельности. Процесс деятельности всегда развивается на определенном функционально-динамическом фоне состояния и по уровню своей активности определяется отношением к объекту как к задаче или цели деятельности (Мясищев В.Н., 1998).

Именно отношение является одной из основных движущих сил личности. Возможности человека значительно расширяются, когда он сам волен конструировать то, из чего может потом выбирать, сознательно регулировать разные стратегии своего поведения. Рефлексивность позволяет реализовать одну из характеризующих отношение особенностей, а именно — избирательность.

Выражать своё отношение к чему-либо, значит — наделять его сознательностью, чувством и волей. Волевым решением, управляя своей рефлексивностью, мы сознательно представляем себя с другими, характеризующими нашу личность, особенностями, реализуя в каждый конкретный момент времени то их сочетание, которое наиболее адекватно требованиям среды и наименее травмирующе для нас самих.

«Зона» такова, какой мы её сами сделали своим состоянием. Были случаи, когда людям приходилось возвращаться с пол дороги не солоно хлебавши, были и такие, которые гибли у самого порога «комнаты». Но всё, что здесь происходит, зависит не от Зоны, а от нас!... она пропускает тех, у кого надежд больше никаких не осталось, не плохих или хороших, а несчастных. Но даже самый разнесчастный погибает здесь в два счёта, если не умеет себя вести!»

Из «Зоны» не возвращаются тем путём, каким приходят. Психотерапевт помогает клиенту преодолеть сложную ситуацию жизни, извлечь из неё опыт и пользу. Преодоление трудных жизненных ситуаций непременно ведёт к развитию личности.

В работах как российских, так и зарубежных ученых принцип развития трактовался как взаимосвязь изменений психологических явлений и порождающих их причин. При этом принималась во внимание зависимость происходящих преобразований психических явлений от их включенности в целостную систему. Так или иначе, психотерапевтический процесс приводит к новообразованиям в структуре личности клиента, характеризующимся:

·    необратимостью изменений,

·    их направленностью,

·    закономерностью преобразований,

·    их трансформацией от этапа к этапу развития,

·    «надстраиванием» новых преобразований над предшествующими, имеющими не только количественные,

·    и, прежде всего, качественными параметрами (Петровский А.В., Ярошевский М.Г., 1998).

Жизнь — постоянное движение, изменение психической деятельности, как естественная реакция на взаимодействие человека с действительностью. Именно развитие выражает способ существования психического как системы. Ее целостность и дифференцированность возникают, формируются и преобразуются в ходе развития индивида, которое, в свою очередь, выступает как полисистемный процесс. Психическое развитие характеризуется движением оснований, сменностью детерминант, возникновением новых свойств или качеств, преобразованием структуры целостности и т.д. (Барабанщиков В.А., 2003). Развивать рефлексию, значит всё больше и больше погружаться и изучать свой внутренний мир. Рефлексия — это уникальный индивидуальный способ примирения души и ума посредством внутренней душевной и ментальной активности, приводящий к новообразованиям в личности.

Литература

1. Барабанщиков В.А. К 30-летию Института психологии РАН. Системная организация и развитие психики// Психологический журнал, 2003, том 24, № 1, с. 29-46.

2. Грановская Р.М., Березная И.Я. Интуиция и искусственный интеллект. — Л.: Издательство Ленинградского университета, 1991.

3. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика: понимание структуры личности в клиническом процессе. — М., 2001.

4. Мясищев В.Н. Психология отношений. — Воронеж, 1998.

5. Пенроуз Р. Новый ум короля: О компьютерах, мышлении и законах физики: Пер. с англ./ Общ. Ред. В.О. Малышенко. Предисл. Г.Г.Малинецкого. Изд. 2-е, испр. — М.: Едиториал УРСС, 2005.

6. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. — ИНФА-М, 1998.

7. Степанов С.Ю., Семёнов И.Н. Психология рефлексии: проблемы и исследования // Вопросы психологии №3, 1985, с. 31-40.

Статья перепечатана со сборника "Психологические и психоаналитические исследования" 2009