Секретариат:
+7(495) 782-34-43
Приемная комиссия:
+7(495) 933-26-83
+7(499) 249-20-00
ПОДАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ
НА ПОСТУПЛЕНИЕ
ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ
x
x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

Написать письмо
x

При заполнении формы регистрации я подтверждаю, что ввожу свои данные добровольно и ознакомился с политикой конфиденциальности и правилами обработки персональных данных

x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

ПОДПИСАТЬСЯ НА
РАССЫЛКУ

x

При заполнении формы регистрации я подтверждаю, что ввожу свои данные добровольно и ознакомился с политикой конфиденциальности и правилами обработки персональных данных

Работа с образной сферой человека...

Работа с образной сферой человека с православно-христианской точки зрения

Гостев Андрей Андреевич (Институт психологии РАН)
Фомин Андрей Германович (Высшая школа психологии)

В современной психотерапии широко используется работа с внутренним образным опытом человека – его воспоминаниями, воображением, сновидениями и др. (также отметим арт-терапию, проективные методы). Образная проблематика, как известно, широко представлена в практике психологического консультирования, в психокоррекционной практике и в психотерапии. Нет направления, которое не обращалось бы к помощи образов, хотя решать проблему создания унифицированной системы работы с внутренним образным опытом еще предстоит *. Надо признать, что использование образного опыта в психологической коррекции и психотерапии показало себя эффективным при решении самых разнообразных проблем человека **. Словом образы весьма популярны на «рынке психотехнологий», показали себя эффективным средством воздействия на внутренний мир личности (эти моменты представлены подробно (А.А. Гостев, 1998, 2002). Преимущество работы с образными явлениями усиливается тем, что в довербальный период индивидуальный опыт кодируется именно в образной форме.

* Особенности апелляции к образному опыту различаются. Психоанализ рассматривает образы в качестве "оформителя" жизненного опыта, а также средства борьбы с психологическими защитами. Аналитическая психология фокусируется на роли архаических пластов психики в порождении образного опыта. Поведенческая терапия специализируется на коррекции образов ситуаций. Гештальт-терапия акцентирует воспроизведение в образах эмоциональных ситуаций, как если бы они присутствовали «здесь и сейчас». В НЛП типичным является “мысленное путешествие” человека по своей жизни в поиске, например, заблокированных или позитивных чувств. психоимажинативную терапию (J. Shorr) и кататимно-имагинативный подход (Х. Лейнер). Отметим также такие системы имагопрактики как Creative visualization (Shakti Gawain), Imagework (D.Glouberman). В то же время, отметим недостаточность исследований по определению дублирования и взаимодополняемости, рамок применимости, достоинств, психодиагностической и психокоррекционной силы частных вариантов работы с ОСФЛ.

** Образы выступают и как диагностический инструмент самопознания, и как средство изменения внутреннего мира личности. Они облегчают понимание внутреннего мира человека – как им самим, так и психологом, с ним работающим, показывают, помогает интуитивно понимать символику. Образы способны обходить психологические защиты. Некая проблема человека, например, проецируется на образный опыт, появляясь в различных обличьях. Человек убеждается, что в он сталкивается с постоянным содержанием внутреннего мира. В литературе подчеркивается, что с помощью образов можно, например, осмыслять прошлый опыт, видеть глубинные тревоги, прояснять жизненные цели, создавать просмотр любых ситуаций, осознать черты характера и формировать их, найти препятствия личностному росту, лучше понять другого человека. 

Однако уже тот факт, что работа с образами предполагает участие измененных состояний сознания, переживания религиозно-мистического опыта, приводит к признанию того, что мы имеем дело с далеко не с безобидной психокоррекционной практикой. Работа с образными явлениями это многоплановая пограничная область не только между различными направлениями психологии, но и связь с оккультизмом, мистикой и т.п. В многомерность внутрипредметных связей затронутой в статье проблемы следовало бы добавить суггестию внешней имаго-символосферы, участвующей в манипулировании психикой человека (реклама, политический пиар, часто использующий, в частности, астрологию, нумерологию), виртуализацию реальности через компьютерные видеоигры). Наконец отметим вопрос о суггестивности и манипулятивности* в работе с образами. В любом случае, есть явная двойственность в оценке работы с «внутренней образностью», что соответствует известной двойственности в подходах к изучению воображения (об этом писал, в частности, К. Юнг). Это создает проблемы в использовании образов в практике православно-ориентированных психологов и психотерапевтах, тем более в христианском душепопечении как со стороны, пастырей, простых верующих. С указанными «успехами» «имажинативного подхода» нельзя не считаться. Проблему нельзя просто закрыть, отмахнувшись от нее на основе наличия отрицательного аспекта роли «внутренней образности». Но пора с православно-христианских позиций осмыслить двойственность проблематики образных явлений в теоретико-методологическом и практическом плане. Необходимо учитывать национально-культурные характеристики того пространства, где собирается прилагаться некая система психокоррекционной помощи.

 * Примером является НЛП. На путях же личностного развития главным принципом должно стать сведение к минимуму любого манипулирования, т.к. это противоречит свободе воле человека. 

Основная же проблема всех подобных использований – духовно-психологическая интерпретация имеющейся фактологии. Дело в том, что из факта того, что образный опыт личности используется в магических целях и психоманипулировании, делается неправильный вывод о его как бы абсолютно негативной роли в нравственно-духовной жизни человека и недопустимости любой опоры на образы в работе с внутренним миром личности. Абсурдность этой мысли становится очевидной в любом православном храме, попадая куда, человек оказывается в окружении иконографических, слуховых, кинестетических, обонятельных сакральных образов. Образы духовного мира, действительно, формируются за счет всех сенсорных каналов, воспринимающих Службу и Таинства. Само Слово Божие раскрывает нам духовный мир в образно-символической форме. 

В данной статье разговор пойдет о новых для существующих подходов теоретико-метологических гранях в изучении образности внутреннего мира личности, и практической работы с образным опытом человека, которые возникают при взгляде на проблему «внутренней образности» с православно-христианской «психологической» традиции. Последняя будет «камертоном» для оценки рассматриваемого в статье материала. И этот камертон очень важен, поскольку святоотеческая православно-христианская традиция весьма осторожно относится к роли образов в познании человеком мира и самого себя. Не случайно одно из центральных понятий православной аскетики – «прелесть» - предостерегает от искажений в психическом отражении-регулировании, а особенно в познании духовных смыслов бытия. Иными словами, православно-христианская традиция* выступит “мировоззренческим зеркалом”, и методологическим контекстом, в которое может посмотреться теория и практика работы с ОСФЛ. Обозначаемый мировоззренческий нравственно-психологический контекст помогает прочувствовать сложность работы с образными феноменами внутреннего мира с духовно-нравственной точки зрения, наличие в традиционном понимании такой работы ряда “подводных камней”. Главный же из них заключается в том, что акцент многих школ личностного роста на раскрепощение "естественной" человеческой природы** таит в себе опасность незаметного для человека ухода от объективных нравственно-духовных законов бытия, представленных голосом совести («несожженной» и бодствующей).

 * В наибольшей незамутненности пронесшей знания о духовных Законах мироздания, данных в Откровении Ветхого и Нового Заветов, и раскрытые святыми отцами.

 ** То есть наличествующей в обычных людях искаженной (грехом, страстями) природы.  

Введем некоторые рабочие понятия, необходимые для разговора*. Прежде всего, отметим, что образные феномены внутреннего мира существуют в широком диапазоне своих разновидностей: образы памяти, системы представлений человека об окружающем мире и себе самом, образы воображения и фантазии, сновидения, образы измененных состояний сознания (ИСС). Эти многоликие образные явления объединяет то, что они произвольно мысленно воспроизводятся человеком, либо непроизвольно появляются в сознании в отсутствии непосредственно воздействующего их прообраза-стимула. На этом основании они условно отграничиваются от образов восприятия, непосредственно соотносящихся со стимулом. Опираясь на традиции ленинградской психологической школы (Б.Г. Ананьев, Л.М. Веккер, Б.Ф. Ломов), термин вторичный образ можно использовать как отражающий данный круг явлений и соотносить его с уровнем представлений в системном описании психики. Для представления о совокупности вторичных образов различных классов предлагается понятие образной сферы личности (ОСФЛ). Данное понятие задает представление о взаимосвязанности множества вторичных образов как компонентов внутреннего мира человека. ОСФЛ может пониматься как многомерная, многоуровневая динамическая подсистема психики, образы-элементы которой в комбинации друг с другом выполняют определенные функции в отражении мира и регулировании жизнедеятельности человека. Раскрытие понятия предполагает: 1) классификацию образных феноменов, в которой образы различных классов и уровней представляют собой элементы некой структуры; 2) учет многообразия образов, которые могут быть сознательно переживаемы конкретным человеком; 3) анализ потенциальных образов, которые могут быть представлены в фокусе сознания человеческой психики. Реконструируемая феноменология необходима для теоретического осмысления важного вопроса, - зачем нужно человеку все латентно-потенциальное многообразие "образного опыта" (насколько целостное психическое отражение-регулирование предполагает потенциальное функционирование всех классов вторичных образов в зависимости от ситуации).

* Подробное раскрытие данных моментов дается в [ ].

Следующая необходимая для целей данной статьи идея связана с описанием человеком своего внутреннего мира, с понимания своего образного опыта. Это находит свое выражение в феноменологически-герменевтическом подходе* (ФГП). ФГП ориентирован на изучение самопознания как переживания - уловление человеком смысла открываемого внутреннего образного события**. История психологии, обладая поистине неисчерпаемой “базой данных” о нравственно-духовном и религиозном опыте, наполняет ФГП уникальным содержанием именно в этом плане***. Необходимость разработки подходов с позиций герменевтики в психологии в настоящее время все более осознается (К.А. Абульханова, В.Н. Дружинин, В.И. Слободчиков и др.). Принципы феноменологического подхода и понимающей психологии начинают рассматриваться важным дополнением теоретико-методологической основы исследования психического отражения-регулирования. Поэтому анализ феноменологии субъективной репрезентации человеком самого себя и мира (на индивидуальном и типологическом уровне), в частности, феноменологии, отражающей глубинные пространства внутреннего мира, изучение роли данной феноменологии в познании, а также в регуляции жизнедеятельности человека, представляется актуальной и теоретически значимой проблемой психологической науки. Иными словами, феноменологическое описание множества классов образных явлений и переживаний человеком их содержания, выступает необходимым направлением исследования глубинных механизмов психического отражения-регулирования внутреннего мира личности в русле субъектной парадигмы. ФГП позволяет рассматривать внутренний мир личности в качестве “персонажа”, с которым человек общается и которого призван понимать. В качестве субъектов внутреннего мира могут пониматься любые психические содержания. Это подчеркивает роль интуитивного постижения смысла “образного послания” - в его переживании нечто интуитивно угадывается. Через язык переживаний образы проникают в те пространства, в которые нет доступа рационально-логическому самопознанию. Значимость переживания подчеркивается трудностями перевода (а порой и принципиальной непереводимостью) внутреннего опыта в фиксированные понятийные значения.

“Внутреннюю образную фактологию” можно рассматривать как данность, как часть объективной реальности (С.Л.Рубинштейн, К.А. Абульханова, В.И. Слободчиков и др.). При таком подходе главным является содержательный анализ образа: то, что собой представляет образ как событие внутреннего мира, и как он переживается и понимается человеком как некая сущность. Это позволяет изучать онтологию ОСФЛ: образное явление обретает самоценностное бытие в гносеологическом, праксеологическим, аксиологическом, морфологическом аспектах. И это очень важно, поскольку ФГП помогает исследованию именно духовных измерений бытия, в частности, эстетических и нравственных измерений, сфер идеальных объектов (например, философско-мировоззренческого порядка). Переживание духовных измерений - это разнокачественные и многоуровневые встречи внутреннего мира, например, с областями трансперсонального, трансцендентального опыта, с архетипами коллективного бессознательного, религиозно-мифологическим символизмом различных культурно-исторических традиций, а также видениями, субъективно воспринимаемыми как откровения об объектах высшего идеального бытия. Изучение когнитивных и регулятивных эффектов от переживания человеком такой феноменологии является актуальной задачей психологии.

 * Термин “феноменология” используется для описания содержания субъективного мира человека - фактов, событий в сознании.

 ** По аналогии с термином, который В.А. Барабанщиков применяет к процессу восприятия.

*** В то же время, следует подчеркнуть недостаточную изученность в психологии феноменологии образных явлений именно в связи с актуализацией духовного опыта личности. 

Литература


  1. Аллахвердов В.М. Сознание как парадокс. Начало общей психологии. СПб. 1999, с.120.
  2. Архимандрит Софроний (Сахаров). Видеть Бога как он есть. М., 2000.
  3. Гарфилд П. Творческое сновидение. М.-С.Пб., 1996.
  4. Вейник В. Почему я верю в Бога. Исследование проявлений духовного мира. Минск, 2000.
  5. Гостев А.А. Дорога из Зазеркалья: психология развития образной сферы (тренинг творческого воображения). М. 1998.
  6. Гостев А.А. Образная сфера человека. М., 1992.
  7. Гостев А.А. Образная сфера человека: актуальность феноменологического аспекта - В кн. Индивидуальный и групповой субъекты в изменяющемся обществе. М., 1999, с.47-48.
  8. Гостев А.А. Образная сфера личности в познании духовных смыслов. - В кн.: Ис-тория психологии в Беларуси: состояние и перспективы развития. /Материалы II Между-народной научной конференции. Минск, 2003.
  9. Гостев А.А. Образная сфера человека в познании и переживании духовных смы-слов. М., 2001.
  10. Гостев А.А. Психология вторичного образа (субъект, феноменология, функции). - Докторская дисс. С.Пб, СПГУ, 2002.
  11. Гостев А.А., Елисеев В.А., Соснин В.А. Святоотеческая мысль как источник исто-рико-психологического анализа. - В кн. Современная психология: состояние и перспекти-вы исследований. Ч. 4, Методологические проблемы историко-психологического иссле-дования, М., 2002.
  12. Елисеев В.А. Православный путь ко спасению и восточные и оккультные и мис-тические учения. М., 1995.
  13. Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта. М.1993.
  14. Каплан-Уильямс С. Работа со сновидениями. М. 1997.
  15. Криппнер С. Диллард Дж. Сновидения и творческий подход к решению проблем. М. 1997.
  16. Линда Н.Д. Медитативная психотерапия. М., 1994.
  17. Ничипоров Б.В. Введение в христианскую психологию. М., 1994.
  18. От чего нас хотят “спасти” НЛО, Экстрасенсы, оккультисты, маги. М., 2001.
  19. Файдыш Е.А. Мистический космос. Путеводитель по тонкоматериальным мирам и параллельным пространствам. М., 2002.
  20. Mindell A. Working on yourself Alone. Arkana 1990.
  21. Pehrson J.B., Mehrtens S.E. Intuitive Imagery. A Resource at Work,. Boston, 1997.

Статья перепечатана с сайта http://dusha-orthodox.ru