"Бессознательное влечение, осознанный выбор"
Секретариат:
+7(495) 782-34-43
Приемная комиссия:
+7(495) 933-26-83
+7(499) 249-20-00
ЗАКАЗАТЬ ЗВОНОК
x
x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

Написать письмо Расписание
мероприятий
x
x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

ПОДПИСАТЬСЯ НА
РАССЫЛКУ
x

Особенности стрессоустойчивости у детей 3-7 лет

Л.А. МОИСЕЕВА

Под состоянием стресса понимается чрезвычайное эмоциональное психическое напряжение в ответ на неблагоприятные условия [1]. Такими неблагоприятными факторами может быть конкретная ситуация, трудноразрешимая на основе имеющейся информации. Однако причина стресса зависит не только от самой ситуации, но и от свойств личности, ее жизненного опыта, оценки ситуации, уверенности в себе, возрастной готовности к решению тех или иных задач. Многочисленными исследованиями установлено, что с возрастом и опытом увеличивается приспособляемость детского организма. Однако остаются неясными конкретные характеристики такой адаптивности.
Задачей настоящего исследования явилось уточнение возрастного модуса как фактора стрессоустойчивости при конфликтной ситуации между стереотипной, привычной деятельностью и нестандартной, оперативной у детей от 3 до 7 лет.

Методика исследования

В основу модели эксперимента положено конфликтное столкновение двух следовых процессов, основанных на стереотипных (долгосрочных) и оперативных (краткосрочных) механизмах памяти. Иерархия этих следовых процессов является важным критерием эволюционного развития психических функций [1]. Конфликтный фактор заключается в одновременном предъявлении ребенку двух биологически значимых сигналов - задач, требующих решения или по типу закрепленного условного рефлекса (стереотипная деятельность) или по типу оперативной отсроченной деятельности. Стереотипная деятельность состояла в выработке зрительной дискриминации одновременно предъявляемых двух цветовых сигналов - кубиков красного и синего цвета. При игровом подкреплении нужно было найти игрушку-матрешку, спрятанную под одним из кубиков. После закрепления условнорефлекторной дискриминации цветовых сигналов (игрушка только под красным кубиком) через 15 - 20 предъявлений проводили критические испытания по типу отсроченнойреакции: игрушку на глазах у ребенка помещали под кубик дифференцировочного (синего) цвета. Оба кубика, местоположение которых в течение опыта рандомизировалось, экранировали на период отсрочки, после чего предоставлялась возможность выбора. Наблюдения проводились на 36 детях в трех группах: 3 (I гр.), 5 (II гр.), 7 (III гр.) лет. Учитывались результаты, полученные в испытаниях.

Результаты и их обсуждение

Правильные решения в критических пробах, осуществление выбора из двух биологически значимых сигнальных объектов по типу отсроченной реакции, имели место у всех трех экспериментальных групп. Однако пределы отсрочек между группами имели достоверные различия (р < 0,05).

                                            Изображение - voina3.jpg_1.bmp

На рис.1 представлены индивидуальные кривые правильных решений отсроченных реакций на фоне условнорефлекторной деятельности детей дошкольного возраста.

По оси абсцисс - число сочетаний условного стимула (n); по оси ординат - величина отсрочки (t). I - величина отсрочек для детей младшего возраста: а - Сережа Б., 2,5 г.; в - Саша Н., 2,7 г.; с - Толя Б., 2,9 г. II - величина отсрочек для детей среднего возраста: а - Саша Т., 4 г.; в - Кирилл М., 5 лет; с - Карина К., 5 лет. III - величина отсрочек для детей старшего возраста: а - Даня М., 7 лет; в - Таня Р., 6,5 лет; с - Катя Ш., 6,5 лет.

Правильные решения в критических испытаниях у детей младшего возраста (I) появлялись после длительной тренировки различения условных стимулов и имели место при незначительных интервалах (до 1,3 мин.). При этом следует иметь в виду, что значительное количество детей этой группы отказались от игры, и в дальнейшем не принимали участия в опытах.

Деятельность детей 3-х лет опиралась на механизмы стереотипного поведения. Любые посторонние раздражители или слова снижали результативность решения конфликтной задачи. Словесные отчеты детей свидетельствовали о затруднениях при критических испытаниях, стремлении уйти от экспериментальной ситуации: «Все, пойду домой», «Хочу к маме». Они не могли дать объяснение, почему сделали тот или иной выбор.

В старшей группе детей (III) условнорефлекторное решение задачи наступало практически на 4 - 5 предъявление пары цветовых сигналов. Время удержания в памяти местоположения игрушки было практически неограниченно (табл. 1). Деятельность этих детей осуществлялась, вероятно, оперативными механизмами поведения. Объяснения действий были четкими и ясными: «Знаю», «Помню» или «Не помню». Ребенок легко переключал свое внимание с объекта. Это не снижало правильности выбора и свидетельствовало о значительной подвижности их нервных процессов и высокой адаптивности детей 7 лет.

Таблица 1

Группы

Возраст (годы)

Число испытуемых

Средние величины отсрочки (мин.)

I

2,5 - 3

10

1,3 ± 0,3

II

4,5 - 5

12

5,0 ± 0,4

III

6,6 - 7

14

от 29 до ?

Характер решения конфликтной ситуации детьми 3 и 7 лет отличался достоверной схожестью индивидуальных кривых внутри каждой группы (рис. 1. I а, в, с и III а, в, с), так как испытуемыми выбиралась единая тактика поведения, для каждой группы своя. Этого нельзя сказать о результатах средневозрасной группы (рис. 1. II а, в, с). Между индивидуальными кривыми внутри этой группы наблюдается существенный разброс, особенно на начальном этапе. Однако общая тенденция для всех кривых сохранилась.

Деятельность детей основывалась вначале на стереотипных механизмах, а затем резко, скачкообразно переключалась на оперативные, пластичные механизмы, что, вероятно, связано с пониманием решения экспериментальной задачи. От испытуемых были получены достаточно четкие и осмысленные объяснения своих действий. В случае правильных решений: «Долго играла, а все помню», «Память хорошая», «Надо в синий домик, а то все - в красный, дa красный». В случае неправильных решений имело место рассогласование их личных установок и прогнозов с истинным положением вещей: «Думала - обманите», «Хотел проверить», «Не сказали, что надо запомнить». Вероятно, возраст 4 - 6 лет в онтогенезе человека является критически важным для формирования защитных механизмов. При этом следует учитывать влияние поведенческой тактики [1].

Совершенствование аналитико-синтетической деятельности и начальных этапов формирования второй сигнальной системы у детей 3-х лет обусловливает в дальнейшем периоде онтогенеза ребенка тот качественный скачок, который предоставляет человеку самые совершенные защитные механизмы живой природы.

Выводы

Установлено закономерное увеличение роли оперативных процессов в деятельности детей от 3 до 7 лет. Возраст 4 - 6 лет является наиболее ответственным для формирования оперативных психических функций человека.

1. Воронин Л.Г., Коновалов В.Ф. Электрографические следовые процессы и память. - М.: Наука, 1976.

2. Селье Г. На уровне цельного организма. - М.: Наука, 1972.

3. Фирсов Л.А., Моисеева Л.А. Биологические предпосылки антропосоциогенеза. - М.: Институт этнографии, 1989.

Статья перепечатана со сборника "Психологические и психоаналитические исследования" 2008