"Бессознательное влечение, осознанный выбор"
Секретариат:
+7(495) 782-34-43
Приемная комиссия:
+7(495) 933-26-83
+7(499) 249-20-00
ЗАКАЗАТЬ ЗВОНОК
x
x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

Написать письмо Расписание
мероприятий
x
x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

ПОДПИСАТЬСЯ НА
РАССЫЛКУ
x

Новые направления в аналитической психологии

Лев Хегай

Тезисы доклада на 2-ой Южнороссийской конференции по глубинной психологии.

В августе 2007 будет зарегистрировано РОАП в составе IAAP. С этого момента юнгианское движение в России получает официальное мировое признание и войдет в историю.

Независимо от международных норм, по которым будет строиться деятельность РОАП, параллельно в качестве части РОАП продолжит развиваться наше московское общество МААП (www.maap.ru).

Принципом работы МААП является не столько формальное соответствие внешним критериям, сколько сотрудничество коллег, объединенных общим интересом к аналитической психологии. Объединение усилий необходимо для помощи друг другу в ряде конкретных вопросов, например: организация терапевтической практики (передача друг другу пациентов, аренда помещений, интервизорские группы), общие творческие проекты (лекции, семинары, киноклуб), конференции, контакты с зарубежными аналитиками, переводы книг и статей, обмен информацией и использование сайта.

Есть перспективные направления, которые нам предстоит развивать в будущем.

1. Развивая нашу основную психотерапевтическую деятельность, надо разрабатывать юнгианскую клиническую науку, типологию и характерологию. Мы готовим книгу под редакцией А.Самуэлза по юнгианской психопатологии. Недавно вышла юнгианская альтернатива МакВильямс – описание типов характеров: Nancy Dougherty, Jacqueline West«The Matrix and Meaning of Character. An Archetypal and Developmental Approach (Матрица характеров. Взгляд архетипической школы и школы развития)». Предстоит также дорабатывать типологии, основанные на богах и богинях (Шинода Болен) и 12 базовых архетипах (К.Пирсон). Это могли бы быть хорошие темы для дипломных и диссертационных работ. Нуждается в переосмыслении также Юнговская теория комплексов. Есть новейшая работа на эту тему. Cope Theo «A Fear of Jung: The Complex Doctrine and Emotional Science (Страх Юнга: его доктрины и эмоциональной науки)». В особом развитии нуждается детский юнгианский анализ, мы скоро выпускаем переводную французскую книгу с таким названием (перевод Оли Кондратовой). Скоро выходит перевод книги знаменитого юнгианского типолога Джона Биби «Integrity in-depth» (рабочее название Зеленского «Внутренняя сплоченность»), и у читателей будет возможность познакомиться с самыми современными юнгианскими тестами. Однако, юнгианцы практически не интересовались психоаналитически-ориентированными тестами, (например, Роршах, ТАТ, Сонди) которые можно использовать и в юнгианском ключе.

2. Вслед за коллегами из Европы (например, в Бельгии возник синтез юнгианства и психоанализа Биона) мы будем продолжать интегрировать достижения современного психоанализа и проводить семинары по использованию на практике теорий Биона и Винникотта (мы готовим сейчас сборник, посвященный его версии психоанализа), пост-кляйнианцев, американского интерсубъективного психоанализа, Лакана и пост-лаканианцев. Стоит отметь также исторически важное взаимное влияние экзистенциальной и юнгианской школ. Сын швейцарского экзистенциального аналитика Бицвангера учился у Юнга. Многие юнгианцы обращались к идеям Мартина Бубера, Хайдеггера и Ж-П. Сартра, а в 80-е к идеям антипсихиатрии Р.Лэнгса. Фриц Кункель основал свою школу, синтезировав идеи Юнга и экзистенциалистов.

3. Важным направлением нашей деятельности являются широкие гуманитарные исследования. Что касается философии, набирает силу проект новой диалектики юнгианского аналитика Вольфганга Гигериха. Есть исторические экскурсы, описывающие связь между идеями Юнга и идеями Шопенгауэра, Ницше, Бергсона. На прошлой краснодарской конференции я останавливался на связи философии стихий Башляра и архетипической психологии. Все больше публикуется работ о постмодернизме, например, новейшая книга: Raya Jones «Jung, Psychology, Postmodernity». Есть также фундаментальная работа: Hauke Christopher «Jung and Postmodernism (Юнг и постмодернизм)». Вы можете почитать на сайте статью о Юнге и деконструкции Дерриды. Значительная часть академически образованных юнгианцев работает сейчас в направлении феминизма и гендерных исследований. Это Поли Янг-Айзендрат и Сьюзан Роуленд из Ассоциации юнгианских исследований, а также нынешняя редакция журнала «Спринг». Одна из новых книг, пополнивших большой список юнгианских работ по женской тематике: Ricki Tannen «The Female Trickster. The Mask That Reveals, Post-Jungian and Postmodern Psychological Perspectives on Women in Contemporary Culture (Женский трикстер. Маска, открывающая постъюнгианский и постмодернистский взгляд на женщину в современной культуре)»

4. Неизменной областью работ со времен Юнга остается психология религии. Недавно в США прошла конференция, посвященная отношениям Юнга и религиозного мыслителя и католического священника Уайта (приуроченная к выходу книги The Jung-White Letters (Edited by Ann Conrad Lammers, Adrian Cunningham, Murray Stein)). Вообще, огромное количество юнгианский работ посвящено христианству, и значительная часть юнгианских аналитиков по первому образованию являются теологами (вроде наших недавних гостей Холлиса и Штайна). На другом континенте в Китае стали традицией юнгианские конференции по дзен-буддизму и даосизму, куда регулярно отправляется Мюррей Штайн. Интереснейшие работы посвящены гностическим традициям, алхимии и каббале. Без внимания не остались древние шумерские и египетские мифы, кельтские друиды и американские индейцы. Ученик Юнга Джозеф Хендерсон изучал культуральное бессознательное, и его ученики предложили теорию культурных комплексов. Хорошо известна тесная связь Юнга и его первых учеников с такими историками религии как Мирча Элиаде и Джозеф Кемпбелл. Недавно юнгианцы разработали концепцию мифологического бессознательного (см. Adams Michael Vannoy «The Mythologian Unconscionus (Мифологическое бессознательное)»), которая представляет интерес для историков, культурологов, литературоведов. Вероятно, именно российским аналитикам предстоит исследовать психологию православия и русской религиозности.

5. Юнгианцы не только являются самыми активно пишущими психологами (более 2500 книг), но и много пишут о писателях, литературе и искусстве. (Есть даже книга о самом Юнге: «Юнг как писатель»). Есть интересные статьи про влияние на Юнга творчества Гете, Гофмана, Томаса Манна. Существует исследование юнгианского периода Германа Гессе. Русские читатели хорошо знают известнейшего канадского писателя Робертсона Дэвиса («Мантикора»), который, не будучи аналитиком, принимает активное участие в жизни юнгианского сообщества. Кроме работ самого Юнга о Джойсе и Пикассо, внимание юнгианцев привлекали Джон Донн, Уильям Блейк, Шекспир, Мильтон, Кафка (Д.Шарп), Рильке, Рембрандт, Леонардо да Винчи (Нойманн) и многие другие. Есть попытки юнгианского анализа художественных книг вроде «Моби Дика» Мелвилла (Эдингер), «Божественной комедии» Данте (Калшед), волшебных сказок (фон Франц, Дикман и, конечно, не забудем Пинколу Эстес). Есть книга Натали Баратов об Обломове, но юнгианских исследований русской литературы не хватает (хотя есть фрейдистские работы). Такие статьи стали бы хорошим предлогом для будущей международной конференции в России, например, в Ясной Поляне или в Клину, если обсуждать творчество и жизнь П.И. Чайковского (можно приурочить это к международному конкурсу исполнителей).

6. Огромным полем работы является развитие краткосрочной психотерапии, которая благодаря идеям Юнга может получить глубину и эффективность. В Краснодаре мы видим синтез гештальт-терапии и юнгианского анализа. На прошлой конференции в Киеве большим успехом пользовались телесная терапия и арт-терапия. На июньской конференции в Москве мы видели синтез расстановок Хеллингера и психоанализа, а также юнгианскую психодраму. В конце 90-х мы стимулировали приход в Россиюпроцессуально-ориентированной терапии А.Минделла. Исторически тесная связь у юнгианства с символодрамой. Юнгианский аналитик Джун Сингер работала в Институте С.Грофа и много сделала для трансперсональной психологии, которая концептуально практически совпадает с юнгианством. Все эти направления могут сосуществовать в юнгианской семье и поддерживаются МААП.

7. Идеи Юнга могут применяться в бизнес-психологии. Тренинги продаж, брендинг и командообразование – очень востребованные темы. Пример:
М. Марк, К. Пирсон, «Герой и бунтарь. Создание бренда с помощью архетипов», СПб, Питер, 2005

8. Посещаемость воркшопов на последней конференции показывает неослабевающую популярность Таро. Предстоит перевод книг по юнгианскому Таро и совершенствование учебных семинаров. Появляются все новые разновидности Таро. Набирают известность юнгианские карты Каплан-Вильямс и Ассоциативные карты. Принцип синхронии и умение работать с архетипическими образами позволяют нам использовать разные традиционные мантические практики. Однако у нас в Москве пока еще никто не занимается рунами и гексаграммами, которые так занимали Юнга и многих его последователей (море зарубежных статей на эту тему). Возможно, стоит возродить практику психологической игры «Трансформация», которой наши коллеги увлекались в середине 90-х.

9. В мире все больше книг выходит по юнгианскому анализу фильмов и экранной культуры вообще. В юнгианских журналах постоянная рубрика посвящена рецензиям на фильмы. Необходимо развивать киноклуб и психоанализ кино и медиа-культуры вообще. Мы знаем о влиянии на Дж. Лукаса консультаций с Джозефом Хендерсоном, когда он замышлял «Звездные войны». Помимо большого числа фильмов про Фрейда и Юнга есть даже музыкальный альбом шансонных песен Никиты Джигурды «Иллюзии любви. От Фрейда к Юнгу».
Творчество наших коллег и студентов дает иногда просто поразительные образцы, заставляющие думать о возможности различных арт-проектов. Мы можем организовывать выставки юнгианской тематики, может быть даже в перспективе (по аналогии с Питерским Музеем снов Фрейда) Музей снов/видений К.Г. Юнга.

10. В контексте предыдущего важно освоение Интернета. Это касается не просто использования сайта для информирования и экспериментирования с виртуальным анализом или супервизией, но и изучения архетипов Интернета, Интернет-зависимости и особенностей общения и консультирования по Интернету. У нас на сайте появились статьи на эту тему.

11. Юнгианская астрология является в мире мощной школой, соединяющей знание астрологии с владением теорией архетипов и мифологией. К сожалению, контакт с астрологическими группами и рынком астрологических услуг еще не установлен нами в Москве. Пример лучшей книги: К. Берт, «Архетипы и мифология в Зодиаке», 2006

12. Представляется перспективным искать пересечения юнгианского анализа и медицины. Один из основателей аналитической психологии в Нью-Йорке Кристофер Уитмонт был гомеопатом, есть пара книг на тему юнгианской гомеопатии. Мы переводим в Москве книгу А. Зиглера «Архетипическая медицина» (лечение астмы, чесотки, сердечных болезней, ревматизма и лихорадки юнг. психоанализом). Есть книга по кожным болезням: Maguire Anne «Skin Disease: A Message from the Soul (Кожные болезни: послание души)». За последний год появились свежие книги по применению юнгианских идей к соматическим болезням и осмыслению телесности. Возможно, также стоит перевести учебник «Юнгианская психиатрия».

13. Естественные науки. Мы знаем про встречи Юнга с Эйнштейном и долгую дружбу с В.Паули, историей жизни и анализа которого занималась юнгианский аналитик Беверли Зарбиски. Статью по новой физике с т зр. аналитической психологии мы скоро опубликуем на сайте. Довольно много работ по новейшим исследованиям мозга. Будущий президент IAAP Эстер Соломон писала об этом в сборнике «Юнгианская мысль в современном мире» (2000). Другая книга на эту тему: Ginette Paris «Depth Psychology after Neuroscience (Глубинная психология после наук о мозге)». Как раз в этом году проходит очередная всемирная конференция по нейропсихоанализу. Необходимо также укрепить связь с Эрнстом Росси, который не только известный юнгианский аналитик, редактор журнала «Психологические перспективы», но основатель неоэриксонианского гипноза и активный исследователь в психонейроиммунологии.

14. Как видно из всего перечисленного, необходимо наладить переводческую и издательскую деятельность. В мире несколько юнгианских издательств (среди них такие известные как “Inner City”, “Spring”, “Chiron”), большинство которых являются коммерчески успешными. Мы в состоянии согласовать издательскую деятельность по переводным книгам с другими активными фигурами на Российском рынке (Зеленский, Мершавка, Белопольский). Мы уже начали собирать сводную библиотеку всех юнгианских книг на русском (а их больше ста) и на иностранных языках. Вероятно, скоро нам понадобится свой журнал. Без текстов, публикаций не может быть глубинной психологии. И это как раз то направление, где требуется кооперация многих заинтересованных лиц.

15. Уже давно слушатели юнгианских клубов и студенты за рубежом практикуют психологический туризм. Так этой зимой группа из Сан-Франциско две недели путешествовала по Индии по маршруту поездки Юнга. Юнгианский аналитик и индийский профессор сопровождал их и читал лекции по индийской мифологии. Я думаю, аналогичные практики будут развиваться и у нас.

16. И конечно, чтобы общаться, обмениваться опытом, знакомиться с интересными идеями и личностями мы продолжим практику конференций. Московские конференции будут полезны для приглашения мировых знаменитостей. Мы планируем, что в будущем нас посетят Д. Калшед, Шинода Болен, Биби и многие другие. А летние краснодарские конференции будут иметь интересную экскурсионную программу, и не только обогащать нас знаниями, но и позволять отдохнуть на природе.

Статья перепечатана с сайта  www.maap.ru