"Бессознательное влечение, осознанный выбор"
Секретариат:
+7(495) 782-34-43
Приемная комиссия:
+7(495) 933-26-83
+7(499) 249-20-00
ЗАКАЗАТЬ ЗВОНОК
x
x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

Написать письмо Расписание
мероприятий
x
x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

ПОДПИСАТЬСЯ НА
РАССЫЛКУ
x

Этнический тип лица и особенности его восприятия

К.И. АНАНЬЕВА

На протяжении многих столетий ведутся попытки обосновать связь внутреннего мира человека с его внешним обликом. Уже в древнем Китае широкое распространение приобрела физиогномика – искусство предсказания судьбы по конфигурации и чертами лица. Однако подобные учения больше проистекали из житейского опыта и принятых в обществе стереотипов. С появлением научного, объективного знания интерес к данной теме не пропал. Актуальным стал вопрос о способах восприятия личности коммуниканта по его внешности.

В ходе исследований были раскрыты механизмы формирования первого впечатления (Г.М. Андреева, 1997; В.М. Бодалев, 1996), влияние социальных установок на процесс межличностной перцепции (М.А. Джерелиевская, 2000), вклад возрастных, профессиональных, гендерных особенностей личности воспринимающего (В.М. Бодалев, Н.В. Васина, 2005) и др. Однако вопрос о природе адекватного восприятия личности коммуниканта, по-прежнему, остается открытым.

Для его решения целесообразно рассмотреть закономерности восприятия лиц различной конфигурации, в частности перенести вопрос в плоскость межэтнической перцепции. Это позволит усилить экологическую валидность экспериментальных исследований межличностного восприятия и расширить возможности их практического использования.

Целью данной статьи является анализ общепсихологических механизмов, лежащих в основе восприятия лиц различной расовой принадлежности.  Мы предполагаем, что:

- вклад, ранее выделенных механизмов межличностного восприятия                      (В.А. Барабанщиков, В.Н. Носуленко, 2004; В.А. Барабанщиков, А.О. Болдырев, 2006) зависит от расовой принадлежности предъявляемого лица.

- в силу большего опыта общения и отсутствия негативной социальной установки по отношению к представителям идентичной расовой группы, индивидуально-психологические черты натурщиков северо-русского этнического типа будут восприниматься русскими наблюдателями точнее, чем личностные черты представителей южно-азиатского типа.

Общие представления о расе

Понятие расы, было привнесено в европейскую науку в 1684 году французским этнографом и путешественником Франсуа Бернье. При определении расы индивидов ученый смешивал сугубо биологические характеристики с лингвистическими и этнографическими, что неизменно приводило к путанице. Таким образом, народы, имеющие одинаковый внешний облик, записывались в различные расы на основании данных этимологии или выводов сравнительной лингвистики, при этом народы, не имеющие между собой ничего общего в плане физического строения, часто относились к одной расе только на основании языковой общности. Проблема разрешилась через два столетия, когда русский расолог И.Е. Деникер, предложил использовать для классификации рас исключительно физические признаки. Так, он предлагал путем антропологического анализа каждой из этнических групп определять расы, входящие в ее состав, а затем, сравнивая, их друг с другом, соединять обладающие наибольшим числом сходных признаков. Для определения расовой принадлежности индивида используются, например, цвет волос, глаз, кожи, форма носа, губ, определяется индекс ширины и высоты головы, глазничный индекс, индекс профиля и некоторые другие параметры.

Вербализация черт личности  представителей различных рас и их оценка

В психологии накоплен большой арсенал объективных методических средств, предназначенных для изучения личности (опросники, проективные техники, психосемантические методы и многое другое). Как правило, они тесно связаны с теоретическими представлениями о личности той парадигмы, в рамках которой экспериментатор проводит исследования. Обладая универсальностью объективные методы не всегда учитывают уникальность внутреннего мира конкретной личности. Более эффективен в этом плане подход с точки зрения субъективной семантики                      (Е.Ю. Артемьева), в частности метод системного анализа вербальных единиц, предложенный В.Н. Носуленко и Е.С. Самойленко для изучения акустических событий (Е.С. Самойленко, 1995; В.А. Барабанщиков, В.Н. Носуленко, 2004). Оценка предметов и событий выполняется здесь с помощью категорий, выбираемых испытуемым самостоятельно. В нашем исследовании мы применили данный подход для оценки индивидуально-психлогических особенностей личности.

Суть методики заключается в том, что высказывания наблюдателей об особенностях предъявляемых объектов, используются в качестве материала характеризующего перцептивный образ объектов.

Объектами в данном исследовании, выступили фотографии женских и мужских лиц трех расовых групп – европеоидной, монголоидной и негроидной.

В разработке оценочной шкалы приняло участие 30 человек в возрасте от 17 до 25 лет, студенты Нижегородского Государственного Университета им. Н.И. Лобачевского.

В ходе анализа вербального материала были выделены обобщенные категории, используемые испытуемыми для оценки фотопортретов. С учетом частоты встречаемости было отобрано шестнадцать личностных характеристик, которые были дополнены с помощью словаря синонимов русского языка в шестнадцать семибальных биполярных шкал. В итоговый вариант бланка ответов вошли следующие характеристики:1.    Веселый – Грустный

2.    Общительный - Замкнутый

3.    Привлекательный - Отталкивающий

4.    Серьезный - Легкомысленный

5.    Добрый - Злой

6.    Дружелюбный - Враждебный

7.    Спокойный - Тревожный

8.    Целеустремленный - Не знает, чего хочет

9.     Открытый - Скрытный

10.    Умный - Глупый

11.    Уверенный - Неуверенный

12.    Довольный - Недовольный

13.    Неординарный - Обычный

14.    Независимый - Зависимый

15.    Эгоистичный - Бескорыстно действующий для других

16.    Напряженный – Расслабленный     Совокупность полученных в ходе экспериментальной работы данных позволяет сделать вывод о возможности использования выделенных категорий при изучении общепсихологических механизмов межличностного восприятия людей, различной расовой принадлежности (К.И. Ананьева, 2006; К.И. Ананьева, А.А. Демидов, Дивеев, Жегалло, 2006). Главными преимуществами данного подхода к диагностики личностных особенностей являются: понятность оценочных шкал, лаконичность и простота обработки данных.

Стимульный материал и процедура проведения эксперимента

На основе антропологических таблиц А. Сержи (А. Сержи, 1905) были отобраны фотоизображения двух мужских (26 и 25 лет) и двух женских (27 и 25 лет) лиц в анфас, соответствующих южно-азиатскому и северо-русскому расовым типам (рис. 1).

Изображение - voina3_1.jpg     Изображение - voina3.jpg.bmp     Изображение - voina3_3.jpg     Изображение - voina3_4.jpg

южно-азиатский этнический тип лица   |    северо-русский этнический тип лица

Рис. 1. Стимульный материал основной серии эксперимента

Испытуемым (114 женщин и 72 мужчины, в возрасте от 17 до 25 лет, студенты Нижегородского Государственного Университета им. Н.И. Лобачевского) предлагалось оценить с помощью разработанных шкал особенности своей личности. Натурщики, изображенные на фото, выполнили эту процедуру ранее. Затем испытуемых просили оценить с помощью тех же шкал фотоизображения лиц натурщиков. Фотографии предъявлялись на экране монитора в случайном порядке, при этом время экспозиции не ограничивалась, а возвращение к предыдущим изображениям исключалось.

По результатам исследования были получены три группы личностных профилей:      1) воспринимающего (зрителя), 2) натурщика и 3) оценки натурщика зрителем. Степень соответствия оценочного профиля профилю натурщика рассматривалась как мера адекватности восприятия личностных черт.

Анализ данных

Анализ и интерпретация данных осуществлялись с опорой на экспериментальные исследования В.А. Барабанщикова и его сотрудников, описывающих процесс межличностной перцепции в терминах общепсихологических механизмов резонанса, проекции, интроекции и атрибуции (В.А. Барабанщиков, В.Н. Носуленко, 2004;            А.О. Болдырев, 2006; С.М. Федосеенкова, 2003).

Резонанс (R) характеризует адекватное восприятие личностных черт, связанных с наличием одних и тех же личностных черт, как у натурщика, так и у наблюдателя. Для определения вклада резонанса в межличностное восприятие, подсчитывается процент совпадения оценок по шкалам в профиле натурщика, наблюдателя и оценочном профиле. В нашем исследовании средняя доля резонанса в формировании образа натурщика        (Он-образа) составляет 6%, при этом его вклад значимо изменяется в зависти от типа лица натурщика (р < 0,001). Так идентичные черты личности лучше прочитываются в лице девушки южно-азиатского типа (8%) и юноши северо-русского типа (5%). При этом существенного влияния пола натурщиков и их отнесенности к той или иной расе не наблюдается.

Интроекция (I) указывает на точную оценку индивидуально-психологических черт, отсутствующих у наблюдателя. Ее участие характеризуется совпадением оценок по шкалам в профиле натурщика и оценочном профиле. Исходя из полученных данных, в межэтническом восприятии доля интроекции составляет 15%. При этом расовая принадлежность натурщиков не оказывают статистически значимого влияния. Однако, личностные черты женщин-натурщиц (16%) воспринимаются более эффективно (р < 0,001), чем натурщиков-мужчин (14%).

Резонанс и интроекция обеспечивают адекватное восприятие личностных черт коммуниканта, однако существуют механизмы, как бы уводящие перцептивный процесс в сторону от действительности. Один из них - проекция (Р) – перенос индивидуально-психологических черт наблюдателя на личность коммуниканта при их отсутствии у натурщика. Средняя доля проекции составляет 16%. На участие данного процесса в восприятии личностных черт оказывает влияние расовая принадлежность натурщиков (р = 0,01). Таким образом, наблюдатели склонны отождествлять представителей идентичной расовой группы с особенностями своей личности, что снижает степень адекватности восприятия.

Еще одним механизмом, способствующим ошибочным суждениям о личности партнера по общению, является – атрибуция (А) – приписывание отсутствующих в действительности черт личности натурщику. Доля атрибуции максимальна, она составляет 63% по всей совокупности данных. Она устойчива, не испытывает влияния гендерных различий как натурщиков, так и наблюдателей, и сохраняется с изменением конфигурации лица.

Сопоставительный анализ полученных данных с результатами других исследований показал практически полное соответствие данным полученными при анализе межличностного восприятия в условиях непосредственного и замещающего (викарного) общения (В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов, 2007), и выявил расхождения в средних долях резонанса и атрибуции, с описанными ранее (В.А. Барабанщиков, В.Н. Носуленко, 2004; А.О. Болдырев, 2006; С.М. Федосеенкова, 2003). Так, доля резонанса в нашем исследовании уменьшилась в 3 раза, а величина атрибуции возросла в 1,5 раза по сравнению с данными С.М. Федосеенковой и А.О. Болдырева. Подобный эффект объясняется использованием несколько иной процедуры сбора первичных данных и их подготовки к статистической обработке. В отличие от исследования С.М. Федосеенковой, в нашем эксперимента индивидуально-психологические особенности, как натурщика, так и наблюдателя выполнялись с помощью одних и тех же шкал. Это позволило, избежать введения «уточняющих коэффициентов» и упростило обработку первичного материала. Помимо этого, нами было использовано 7 градаций ответов, более тонко описывающих общепсихологические механизмы восприятия, чем использованная в работе А.О. Болдырева трех-бальная кодировка. Подобное нововведение привело к расхождению числовых значений производных параметров межличностной перцепции.

Адекватность межличностного восприятия оценивалась с помощью специального коэффициента Kad = ((R+I) – (A+P)/R+I+A+P). Его среднее значение равно -0,58, при разбросе данных в диапазоне от -1 до 0, 25. Иначе говоря до ? личностных черт натурщиков может оценивается верно. Этот результат согласуется с данными                А.А. Демидова, использовавшего сходную методику исследования (В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов, 2007), однако расходиться с данными А.О. Болдырева и С.М. Федосеенковой. Первый отмечает, что до 40%, вторая – до 60% черт личности натурщиков воспринимается верно (В.А. Барабанщиков, В.Н. Носуленко, 2004;             А.О. Болдырев, 2006; С.М. Федосеенкова, 2003). Анализ по фактору расовой принадлежности выявил значимые различия в адекватности восприятия (р = 0,001). Более точно оцениваются личностные особенности представителей южно-азиатского типа, что не соответствует исходной гипотезе. Этот результат обусловлен более высоким уровнем проекции индивидуально-психологических особенностей испытуемых на изображения лиц идентичной расовой группы. Коэффициент адекватности различается и при экспозиции мужских и женских лиц (р = 0,001). Черты личности натурщиков-женщин воспринимаются более точно (до 25% у женщин и до 13% у мужчин). Можно полагать, что в процессе восприятия женщин в большей степени актуализируется коммуникативный опыт наблюдателя. В целом же, люди изображенные на фотоснимках воспринимаются не совсем такими, какими они себе кажутся, или являются на самом деле, при этом гендерные различия наблюдателей не оказывают существенного влияния на этот процесс.

Степень участия Я-концепции (личностных свойств наблюдателей) в процессе восприятия отражает коэффициент идентификации: Kego = (P + R)  - (A + I) / P + R + A + I

Разброс его значений изменяется от -1 до +1. При этом среднее значение равно -0,56 – это означает, что в процессе межличностной перцепции зрители опираются в большей степени на личностные черты присущие другим людям, т.е. на свой коммуникативный опыт. Данная тенденция, но в менее выраженной форме прослеживается в ранее выполненных работах (В.А. Барабанщиков, В.Н. Носуленко, 2004; А.О. Болдырев, 2006; В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов, 2007; С.М. Федосеенкова, 2003). Влияние гендерной и расовой принадлежности натурщиков на коэффициент идентификации не обнаружено.

Коэффициент резонанса показывает, какое число личностных черт наблюдателя, сходных с чертами личности натурщика, определяется верно (Kr = (1 – (C – R))/ C). Среднее значение Кr по выборке составляет 0,26, т.е. немногим более ? идентичных свойств зрителя и натурщика воспринимаются верно. Резонанс черт более выражен при экспозиции лиц южно-азиатского типа (р = 0,03), причем половая принадлежность натурщиков статистически значимого влияния на оценку не оказывает. Полученные нами данные не согласуются с результатами С.М. Федосеенковой, показавшей, что до 70% идентичных черт воспринимается верно, и А.О. Болдырева, по данным которого в резонанс вступает около 40% личностных черт.

Эффективность восприятия индивидуально-психологических особенностей, отсутствующих у зрителя, выражается коэффициентом интроекции (КI = (1 – (D – I))/ D). Разброс значений по все выборке от 0 до 0,6 среднее - 0,197. Следовательно, примерно 20% черт личности отсутствующих у зрителя воспринимается верно, что значительно ниже чем соотношение полученное в ранее выполненных работах (В.А. Барабанщиков, В.Н. Носуленко, 2004; А.О. Болдырев, 2006; С.М. Федосеенкова, 2003). Существенное влияние на этот процесс оказывают расовые (р <  0,001) и гендерные (р  < 0,001) различия. Не идентичные черты личности лучше воспринимаются у женщин и лиц южно-азиатского типа.

Совокупность данных полученных в эксперименте, показывает, что вклад механизмов межличностного восприятия в формирование Он-образа натурщиков разной этнической принадлежности не зависит от половых различий зрителей.

Заключение

Лицо человека представляет собой сложный объект, на восприятие которого оказывают влияние как коммуникативный опыт и личностные особенности наблюдателя, так и конфигурация лица натурщика. Проведенное экспериментальное исследование показало, что около ? индивидуально-психологических черт личности по фотоизображению лица оценивается верно. Гипотеза о влиянии конфигурации (этнического типа) лица на соотношение механизмов межличностной перцепции подтвердилась частично. Было показано, что наблюдатели склонны наделять своими личностными характеристиками коммуникантов с похожей внешностью. Данная тенденция лежит в основе более точной оценки личностных черты представителей комплементарной расы. Обнаружено, что индивидуально-психологические черты, отсутствующие у наблюдателя, лучше воспринимаются по фотопортретам натурщиц-женщин, а резонанс черт зависит от типа лица натурщиков.

Результаты нашего исследования слабо согласуются, а по некоторым позициям даже противоречат, данным, полученным в ранее проведенных экспериментах. Поэтому сформулированная проблема требует более глубокой проработки и привлечения большего разнообразия стимульного материала; это позволит нивелировать влияние личности конкретного натурщика на процесс межэтнической перцепции в целом.

1.    Андреева Г.М. Психология социального познания. - М.: Аспект пресс, 1997.

2.    Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики. - М.: Наука-Смысл, 1999.

3.    Артёмцева Н.Г. Восприятие психологических характеристик человека по его «разделенному» лицу. Дис. канд.психол. наук. - М.: ИП РАН, 2003.

4.    Артёмцева Н.Г., Ильясов И.И., Миронычева А.В., Нагибина Н.Л., Фивейский В.Ю. Познание и личность. Типологический подход. - М.: Книга и бизнес, 2004.

5.    Барабанщиков В.А., Носуленко В.Н. Системность. Восприятие. Общение. - М.: ИП РАН, 2004.

6.    Барабанщиков В.А. Восприятие и событие. - СПб.: Алетейя, 2002.

7.    Барабанщиков В.А. Психология восприятия. Организация и развитие перцептивного процесса. - М.: Когито-центр, 2006.

8.    Барабанщиков В.А., Демидов А.А. Восприятие индивидуально-психологических особенностей человека  в ситуациях непосредственного и викарного общения // вестник МОПУ, 2007. - №3.

9.    Бодалев В.М. Психология общения. - М.-Воронеж: АПСН, 1996.

10.    Бодалев А.А., Васина Н.В. Познание человека человеком. - СПб.: Речь, 2005.

11.    Болдырев А.О. Восприятие выражения целого и частично закрытого лица. Дис. канд. психол. наук. - М.: ИП РАН, 2006.

12.    Джерелиевская М.А. Установки коммуникативного поведения. - М.: Смысл, 2000.

13.    Келли Дж. Теория личности. Психология личных конструктов. - СПб.: Речь, 2000.

14.    Куницына В.Н., Казаринова Н.В., Погольша В.М. Межличностное общение. - СПб.: Питер, 2001.

15.    Лабунская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999.

16.    Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. - М.: Наука, 1984.

17.    Петренко В.Ф. Основы психосемантики: Учебное пособие – Смоленск: Изд-во СГУ, 1997.

18.    Петренко В.Ф. Основы психосемантики. - СПб.: Питер, 2005.

19.    Самойленко Е.С. Сравнение в решении когнитивно-коммуникативных задач // Вопросы психологии, 1987. - №3, - С.128-132.

20.    Сержи А. Антропологические таблицы. - М., 1905.

21.    Федосеенкова С.М. Восприятие индивидуально-психологических особенностей человека по фотоизображению его лица. Дис. канд. психол. наук. - М.: ИП РАН, 2003.

22.    Шмелев А.Г., Похилько В.И., Козловская-Тельнова А.Ю. Практикум по экспериментальной психосемантике. Тезаурус личностных черт – М.: изд-во Мос. Ун-та, 1988.

Статья перепечатана со сборника "Психологические и психоаналитические исследования" 2008