Секретариат:
+7(495) 782-34-43
Приемная комиссия:
+7(495) 933-26-83
+7(499) 249-20-00
ПОДАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ
НА ПОСТУПЛЕНИЕ
ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ
x
x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

Написать письмо
x
x

Ваше сообщение отправлено.Мы свяжемся с вами в ближайшее время!

ПОДПИСАТЬСЯ НА
РАССЫЛКУ
x

Семинар Нэнси Мак-Вильямс «Психоаналитическая диагностика»

24, 25, 26 мая 2014 года в Москве прошел семинар Нэнси Мак-Вильямс - американского психотерапевта и психоаналитика. Нэнси Мак-Вильямс (Nancy McWilliams) - доктор философии, преподает психоаналитическую теорию и терапию в Высшей школе прикладной и профессиональной психологии в Университете города Рутжерс штата Нью-Джерси.

Нэнси Мак-Вильямс является опытным аналитиком при Институте психоанализа и психотерапии Нью-Джерси и Государственной психологической ассоциации по психоанализу, она имеет частную практику в психодинамической терапии и проводит супервизии в Флемингтоне (Нью-Джерси). Ее печатные работы посвящены альтруизму, феминизму, половым различиям, сексуальности, а также современной классификации психопатологии и лечению различных психических расстройств.

Сегодня практически все специалисты в области психологического консультирования и психотерапии знакомы с книгой Нэнси Мак-Вильямс «Психоаналитическая диагностика.
Понимание структуры личности в клиническом процессе», которая впервые увидела свет в Нью-Йорке в 1994 году, а на русском языке вышла в 1998 году. После выхода книги в России она стала фактически настольной для практикующих специалистов. Материал, представленный в ней, являлся поистине инновационным, так как позволил специалистам ознакомиться и понять не только описательно уровни психического функционирования и характерологические структуры, но и их психодинамику, психологические причины формирования.

С момента выхода книги прошло уже достаточно много времени, и вот спустя почти два десятилетия доктор Мак-Вильямс приехала в Москву, чтобы любезно поделиться новыми идеями, наработками и техническими приемами психотерапевтической работы с российской аудиторией.

Московский институт психоанализа выступил в качестве мощного информационного партнера этого мероприятия и организовал уникальную он-лайн трансляцию в Институте.

Мы организовали возможность обсуждения со слушателями полученного материала после каждого дня просмотра, пригласив наших ведущих преподавателей-психоаналитиков, членов Международной психоаналитической ассоциации: Нину Кузьминичну Асанову, Елену Ивановну Бедерову, Ирину Рубеновну Минасян.

Первый день семинара был посвящен общим критериям психического здоровья, тонкостям терминологии и возможностям диагностики.

В качестве основополагающих критериев психического здоровья доктор Нэнси Мак-Вильямс выделяет следующие:

  • Способность любить

  • Способность работать

  • Способность играть

  • Способность испытывать привязанность

  • Способность к автономии

  • Способность формировать здоровые ценности (эта способность связана с наличием нормального, интегрированного Супер-Эго)

  • Способность справляться со своими эмоциями, но при этом способность испытывать весь спектр чувств

  • Гибкость в использовании защитных механизмов

  • Способность принять то, что невозможно изменить

  • Баланс между «быть собой» и «быть в отношениях»

  • Способность к инсайту (озарению)

  • Признание собственной отделенности (отдельности)

Мак-Вильямс также обозначила 10 углов зрения, под которыми принято рассматривать и диагностировать индивидуальность:

  • Темперамент

  • Стиль привязанности

  • Наблюдаемые клинические паттерны (повторяющиеся поведенческие действия)

  • Организация механизмов защиты (способы использования защит)

  • Скрытые способы представления о мире (неявные познания)

  • Уникальные аффективные паттерны

  • Драйвы (мотивационные системы)

  • Ориентация на индивидуалистический способ (для себя) или коллективный способ взаимодействия с миром (интроверсия-экстраверсия)

  • Интернализованные объектные отношения, Типы конфликтов (внутренняя работа модели / схемы), усвоенные концепции объектных отношений

  • Границы, между возникновением неврозов и псхозов ("тяжесть измерения")

Знакомя слушателей семинара с основными характерологическими структурами, Нэнси Мак-Вильямс выделила главную «тему» каждой структуры характера:

  • Шизоидный тип – близость-дистанция

  • Истерический тип – проблема пола, сексуальность и власть

  • Нарциссический тип – тема самооценки

  • Параноидный тип – доверие-недоверие

  • Обсессивно-компульсивный тип – контроль или отсутствие контроля

  • Диссоциативный тип (расстройство личности) – выживание на фоне мучения и травмы

Относительно психотерапевтического процесса доктор Мак-Вильямс высказала очень важную идею, которая в последнее время подтверждает себя в клинической практике многих психоаналитиков и психотерапевтов, работающих в других модальностях. Эта идея заключается в том, что эффективность психотерапии определяется личностными качествами психотерапевта и в том, что самое важное в процессе психотерапии – это отношения между психотерапевтом и пациентом.

Второй день семинара был посвящен различным аспектам диагностики и психотерапии пограничной и психотической личности.

Пограничная личность - это очень специфический тип личности, получивший определение «стабильная нестабильность».

Диагностические критерии пограничной личности:

  • Диффузия идентичности

  • Использование преимущественно примитивных защитных механизмов

  • Интенсивность эмоциональных проявлений и их нестабильность

Особенности работы с пограничными личностями:

  • Терапия с пограничными личностями по Отто Кернбергу и Джеффри Янгу заключается в том, чтобы обучить пациентов чему-то новому, предъявляя в терапевтической ситуации пугающий стимул, использование релаксационной терапии, терапии писания писем.

  • Янг рекомендует сеттинг не более двух раз в неделю. Такой сеттинг позволяет воспроизвести ограниченное повторное родительское поведение.

  • При этом для каждого пациента использование различных методик должно быть адаптировано.

  • В терапии пограничных личностей обязательно должны быть введены параметры границ, которые включают в себя: время, деньги и запрет на самодеструктивное поведение (в терапевтической ситуации и за ее пределами).

  • Не поддерживание регрессии.

  • Нельзя позволять пациенту с пограничной личностной организацией говорить все, что придет в голову. Психотерапевт должен вводить структурированные коммуникационные рамки.

  • Пограничного пациента не кладут на кушетку, а работают с ним лицом к лицу.

  • Говорят с ним о настоящей ситуации, поддерживая ситуацию «здесь-и-сейчас».

  • Особое внимание должно уделяться интерпретации интенсивного переноса пограничной личности (например идеализации или обесцениванию психотерапевта).

  • Работа с пограничными пациентами очень трудоемка и интенсивна. Отсутствие контрпереноса невозможно.

  • Коммуникация происходит по трем каналам: вербальная коммуникация, тело и мимика и контрперенос, в котором пациент может «заставлять» терапевта чувствовать себя так, как пациент чувствовал себя, например, в детстве или в настоящее время, или как его чувствуют другие люди.

  • При этом перенос может быть конкордантным – это когда психотерапевт чувствует то, что чувствует пациент, или комплиментарным – когда терапевт чувствует то, что чувствуют другие люди по отношению к пациенту

  • При работе с пограничными пациентами психотерапевтам часто приходиться сталкиваться с выбором «да или нет» (в данном случае Отто Кернберг говорит о расщеплении). Поэтому одной из задач терапии является «переключение» в режим «и и» (и одно, и другое одновременно).

  • В процессе работы с пограничным пациентом психотерапевт обязательно должен регулярно супервизировать такого пациента.

Что касается психотических личностей, то в данном случае очень сложной задачей оказывается отличить, что идет изнутри их, а что – снаружи.

 

При работе с пациентами, функционирующими на психотическом уровне, следует принять во внимание следующие правила:

 

  • Уважение и признание равенства этих личностей: «Я не лучше, чем вы. Во мне есть тоже что-то необычное». Но в то же самое время терапевт должен демонстрировать то, что он знает, что делает. Это некая «парадоксальная смесь»: «Я знаю, что я совершаю много ошибок, но я знаю, что я делаю».

     

  • Нужно давать им базовую исходную информацию, которой им недостает (различие между мыслями (чувствами) и действиями).

     

  • Таким пациентам важно дать понять, что является пусковым механизмом их психотических состояний.

     

  • С психотиками важно обсуждать мотивы других людей.

     

  • Указывать психотическим пациентам на то, что в их психотических реакциях (как они считают) есть и здоровая часть (здоровые проявления).

     

Третий, заключительный день семинара был посвящен вопросам диагностики и особенностям терапии шизоидных и параноидных личностей.

Основными психопатологическими эмоциональными особенностями шизоидных личностей являются отстраненность и физический уход от людей. Иногда этот уход принимает форму ухода в фантазии.

В DSM шизоидный тип отличается от шизотипического и избегающего. В психоаналитической литературе это два варианта одной и той же динамики. Для избегающего типа свойственно одновременное стремление к дистанции и стремление к близости. Тот факт, что шизоидные личности стремятся только к дистанции, не является верным. Шизоидные личности также при внешней отстраненности стремятся к близости. Юнг назвал такой тип личности «интровертами». Но интроверсия – это внешнее проявление избегания. Шизоидные люди часто имеют шизотипические свойства (различные странности в поведении).

Психоидные компонетны шизоидной психологии:

  • Чрезвычайно чувствительные младенцы часто развиваются как шизоидные личности

  • Такие дети реагируют на различные (даже нормальные) стимулы так, как будто они причиняют им боль

  • Дети, которые развиваются в шизоидный тип – часто дети, которые отказываются от груди

  • Во снах и фантазиях людей шизоидного типа часто присутствуют мотивы отравления (отравление молоком или другой пищей)

  • Шизоидные личности тяжело переживают любое внедрение (вторжение). Они как будто бы гиперпроницаемы

  • Для шизоидов невероятно сложно поверхностное общение с людьми. Высокофункционирующие шизоиды способны к близкому честному контакту, но с очень ограниченным кругом людей

  • Шизоидная личность может быть одновременно очень рассеянной и очень бдительной, внимательной

  • Внешне может казаться, что такой человек неактивен и малоэмоционален, но внутри у него бурная активность и бурные эмоции (протоэмоции). То же самое относится к сексуальности – внешне он может быть нежным и деликатным, но внутри переживать очень мощные разрушительные фантазии

  • Шизоиды часто имеют параноидные и обсессивно-компульсивные черты

  • При этом шизоидный тип редко смешивается с депрессивным типом

  • Если личности истерического типа стремятся подстроиться под партнера, то шизоиду кажется, что это лживое поведение

Терапия шизоидных личной – это терапия психотиков, особенности которой освещались во второй день семинара.

Параноидный тип:

На психотическом уровне функционирования у параноидных личностей превалируют страхи нападения и причинения вреда, поэтому у них возникает желание напасть первыми.

В психоаналитической диагностике различают несколько типов параноидных реакций:

  • Паранойя преследования. При таком типе параноидной реакции кажется, что кто-то хочет нанести вред.

  • Паранойя ненависти. На другого человека проецируется ненависть к слабым презираемым частям себя. При этом отрицается и сам страх и презираемые части собственной личности. В этом случае другой (группа других) ощущаются и рассматриваются как презираемые. Отсутствует ощущение страха, но присутствует ощущение презрения.

  • Эротомания. Эротоман – это человек, который склонен высмеивать других. При эротомании как типе параноидной реакции отрицаются собственные сексуальные и агрессивные желания и «помещаются» (проецируются) в другого. То есть, эротоман как бы транслирует: «Ты наверняка понимаешь, что ты меня любишь». И он действительно может убедить в этом другого.

  • Паранойя ревности. Человек не признает в себе и переносит какое-либо желание (например, сексуальное) на партнера, и вследствие этой проекции ему начинает казаться, что партнер готов вступить в сексуальные желания с другими.

  • Фрейд был убежден, что паранойя всегда связана с гомосексуальностью (латентной).

  • Мегаломания – мания величия. В этом случае отрицается презрение к себе и ограничение собственных способностей, и проецируются эти отрицаемые аспекты на других. В варианте нормы это уверенность в себе и лидерские качества. На психотическом уровне мегаломания приобретает форму мании величия: «Я – бог, я – сатана».

Когда у человека паранойя, он убежден, что другие заинтересованы его самостью в разных формах. Паранойя также подразумевает неспособность к ментализации. «Все, что вовне, воздействует на меня», - как бы говорит себе параноик.

Часто человек, который вырос параноиком, имел родителя (родителей), которые унижали его. Или он ощущал родительские посылы как унижающие. Атмосфера недоверия и презрения друг к другу – еще один фактор развития паранойи. В таких семьях выжить – значит подключиться к процессу унижения себя.

Попытки желания довериться другим для людей с паранойей могут быть невыносимыми. Параноику тяжело как внутри себя, так и снаружи. Для параноика вступить в доверительные отношения с другим человеком – значит разрушить себя. Параноики очень чувствительны к эмоциональным состояниям других людей (особенно к отрицаемым чувствам). К.Г. Юнг, иллюстрируя эти общие идеи, написал, что параноик переносит свою проекцию на другого человека, но «она закрепится там, где есть крючочек».

Терапия параноиков:

  • Для пациентов с паранойей недопустимы регрессивные состояния, поэтому их нельзя класть на кушетку. Параноик может воспринять такое положение как унизительное.

  • Проявление сострадания со стороны психотерапевта может быть расценено или как наивность, или как манипулирование.

  • Не следует демонстрировать чрезмерную «хорошесть» психотерапевта. Это может восприниматься как противоположность родительским объектам и вызвать чувство соблазнения этой «хорошестью».

  • Побуждать такого пациента говорить, умение слушать его и выносить негативные чувства.

  • Психотерапевтическая нейтральность, характерная для классической психоаналитической техники, в данном случае не подходит. Не нужно также отвечать вопросом на вопрос.

  • Нужно постоянно действовать уважительно, демонстрировать равноправие и уверенность в своей терапевтической позиции и действиях.

  • На любые вопросы пациента отвечать с максимальной честностью и показывать ему, что к его вопросам терапевт относится серьезно. Пациент-параноик требует большего раскрытия своих чувств от терапевта, чем того требуют другие пациенты. Поэтому, например, на вопрос пациента-параноика: «Скажите, вы на меня злитесь?» будет правильно ответить: «Да, иногда я злюсь на вас, что не мешает мне в целом относиться к вам положительно».

  • С пациентами-параноиками нельзя работать от поверхности к глубине, анализируя защиты. Интерпретация защит может восприниматься ими как нападение. Пациенту-параноику нужно помочь «обеззаразить» те «страшные вещи», которые он отрицает в себе и проецирует вовне. Иными словами, показать ему, что ничего страшного и опасного в его чувствах и желаниях нет.

В конце каждого дня семинара российские психотерапевты представляли клинические случаи для супервизии, которые с блеском провела доктор Нэнси Мак-Вильямс, продемонстрировав тем самым не только свои блестящие теоретические знания, но и талант психотерапевта-практика.

Эта встреча для российских специалистов была чрезвычайно важной и нужной. Несмотря на то, что многие неоднократно читали книгу доктора Мак-Вильямс, посвященную психоаналитической диагностике, встреча с Большим мастером позволила восполнить пробелы и познакомиться с новыми наработками в этой области.

В Московском институте психоанализа существует замечательная традиция – мы награждаем Дипломом почетного профессора Московского института психоанализа виднейших психологов и психотерапевтов современности из разных стран. Этот Диплом был также вручен и доктору Нэнси Мак-Вильямс.

Мы надеемся, что приняв участие в этом значимом для психотерапевтического мира мероприятии, значительно расширили аудиторию людей, которые смогли из первых уст получить знания о великом искусстве психодиагностики и исцелении души!

Следите за нашими мероприятиями на сайте:www.Inpsycho.ru

Мы всегда рады видеть вас в Московском институте психоанализа!